подписка 2019
КУРИЛЬСКИЙ «КРЕСТОВЫЙ ПОХОД» К МИРУ

КУРИЛЬСКИЙ «КРЕСТОВЫЙ ПОХОД» К МИРУ

  • 16:03 28 июля
  • Просмотров 578
Прошло уже более 60 лет после окончания Второй Мировой войны, но формально все эти годы Советский Союз, а затем и Россия продолжают находится в состоянии войны с Японией. Мирный договор до сих пор не подписан из-за территориальных претензий Токио на южные Курильские острова.

Прошло уже более 60 лет после окончания Второй Мировой войны, но формально все эти годы Советский Союз, а затем и Россия продолжают находится в состоянии войны с Японией. Мирный договор до сих пор не подписан из-за территориальных претензий Токио на южные Курильские острова.

Несмотря на это, на самом деле между нашими странами и народами существуют добрососедские отношения, которые правительства обоих государств стремятся вывести на более высокий и взаимовыгодный уровень для обеспечения стабильности в мире и совместного развития.

В этой связи в интервью японским СМИ в 2016 году перед своим визитом в страну восходящего солнца президент РФ Владимир Путин сказал, что «Отсутствие мирного договора между Россией и Японией – это анахронизм, доставшийся из прошлого. Нужно стремиться решить эту проблему, и решение должно отвечать национальным интересам». В то же время премьер-министр Японии Синдзо Абэ назвал визит Путина «историческим событием, который поднимает отношения на новую ступень».

img293.jpg

Идея об объявлении Курильских островов и даже всей Сахалинской области зоной свободной торговли для российских и японских предпринимателей, а также демилитаризации Курил и подписании мирного договора звучала еще в 90-х годах при Борисе Ельцине, который, побывав на островах, назвал их «курортом, который необходимо развивать».

В связи с этим хотелось бы рассказать о событии менее громком и официальном, которое можно считать предвестником улучшения отношений между Россией и Японией: в 2017 году исполняется 20 лет установлению православного креста на курильском острове Танфильева. Он расположен в прямой видимости от японского берега – между ними всего лишь 7 км. Памятный знак поставлен 5 ноября 1997 года в честь 300-летия открытия Курильских островов русскими землепроходцами. Надпись на памятном кресте гласит, что он «установлен на рубежах великой России в память о людях, приумноживших ее земли и богатства, завещавших своим потомкам беречь, умножать сие наследие».

Тот, кто знаком с непокорным нравом Тихого океана, отдаст дань уважения героизму наших предков, которые 300 лет назад на своих деревянных кочах бороздили эти грозные воды. Даже современные технологии пока слабее стихии. Достаточно вспомнить события 1994 года. Мощнейшее землетрясение вызвало на южных Курилах волну цунами высотой до 10 метров. Огромная сила выбросила на берег Кунашира корабль длиной 150 метров и водоизмещением 62 тысячи тонн, не считая более мелких судов, и разрушила значительную часть жилой и производственной инфраструктуры. После этого около половины из 13 тысяч жителей района покинули его навсегда на попутных и больших десантных кораблях, других возможностей вывезти такое количество людей просто не было.

крест на о. Танфильева.jpg

Таким образом, установление православного креста спустя 300 лет после подвига русских первопроходцев на Курилы, стало символом нерушимых границ России, гарантом которых является не только военная мощь, но и духовная сила. В тоже время православный крест – это сигнал соседям о наших мирных намерениях и надежда на упрочение добрососедских отношений. Недаром японская пословица гласит «Близкий сосед лучше дальнего родственника». Пришло время народную мудрость применить на практике. И это понимают на самом высшем уровне. На переговорах в Токио правительством Сахалинской области озвучены предложения о совместной работе на Курильских островах, об участии японских компаний в проектах на территории области, связанных с рыбопереработкой, марикультурой, дорожной инфраструктурой, жилищным строительством, созданием медицинских центров. Обсуждается также установление безвизового режима между Сахалинской областью и префектурой Хоккайдо.

Так, Южные Курилы могут из причины конфликта и разъединения государств и народов трансформироваться в место объединения, дружбы, сотрудничества и взаимного притяжения. И стать для нашего нестабильного мира, раздираемого противоречиями, образцом для подражания. А фундаментом для этой международной конструкции станет православный крест, поставленный на о. Танфильева два десятка лет назад.

Как это было? Слово самим участникам акции.

В этом году Владимиру Ивановичу Белоносову, почетному гражданину Сахалинской области – инициатору установления православного креста – исполняется 75 лет. А тогда, 20 лет назад, в августе 1997 года, он, будучи вице-губернатором Сахалинской области, предложил губернатору Игорю Павловичу Фархутдинову на южной оконечности островов Малой Курильской гряды – самой восточной точке территории России – установить памятный знак в виде Православного креста, свидетельствующего о подвиге русских первооткрывателей и юридической принадлежности к России всех Курильских островов. Епископ Южно-Сахалинский и Курильский Ионафан согласился с предложением.

св.Николай.jpg

В. И. Белоносов:

– В 1997 году в прессе было много рассуждений на тему территориальной принадлежности Курил. В том числе из уст высокопоставленных чиновников аппарата президента Ельцина и правительства России. И хотя мне, как и большинству россиян казалось, что острова по-прежнему сохранятся за нашей страной, у меня возникла идея воздвигнуть на острове Танфильева памятник, символизирующий «русскость» земли. До этого на Курилах ничего подобного не было. С этой мыслью я пришел к губернатору Игорю Фархутдинову. Он сказал, что не будет по этому поводу обращаться в Москву, но разрешил реализовать задуманное. Правда и никаких финансовых средств не выделил. Поэтому пришлось привлекать к проекту энтузиастов. Я сразу вспомнил об архитекторе Сергее Миченко, который проектировал Воскресенский собор в Южно-Сахалинске. Сергей за несколько месяцев проделал серьезную профессиональную работу, можно сказать, выстрадал проект, способный простоять века. По его решению, крест должен был быть выплавлен из чугуна весом в несколько тонн и высотой 2,5 метров.

Такое проектное решение поставило нас в тупик: как это сооружение доставить на труднодоступный остров и смонтировать там. Пришли к мнению, что проект надо менять в сторону облегчения массы. К сожалению, Миченко не стал работать в соответствии с нашими замечаниями. Но я его понимаю: он душу вложил в этот замысел. Впрочем, идея не пропала даром, задала вектор общей концепции, которую до логического конца довел скульптор Владимир Чеботарев.

В. Н. Чеботарев, заслуженный художник России:

– Началом этой работы стала для меня беседа с замруководителя областного департамента культуры Мариной Даровской, которая попросила изменить проект Миченко, сделать его менее дорогим, более легким и простым. Я учел эти пожелания и изготовил маленькую модель из картона, которая была одобрена. Предложенный Миченко чугун я заменил на металл, и вес конструкции снизился.

В. И. Белоносов:

– После того, как проект был одобрен администрацией области, я попросил Фархутдинова для руководства непосредственной работой подключить толкового человека. Игорь Павлович остановил свой выбор на Николае Выговском.

Николай Выговский много лет отдал службе в ГАИ на Сахалине, работал консультантом губернатора области. Сегодня он живет в Геленджике, который называют лучшим курортом Краснодарского края, и, несмотря на прошедшие десятилетия, с удовольствием вспоминает, как возглавлял акцию по установлению креста, который, по его словам, обозначил «начало земли русской». Для него как православного человека это событие стало важной миссией.

Н. В. Выговский:

– Из отпуска меня вызвал губернатор области Игорь Фархутдинов. Я терялся в догадках: что за спешка. Оказалось, моя помощь понадобилась, потому что другой сотрудник администрации не справлялся с заданием. Японская сторона выражала протест в связи с готовящимся проектом. Сроки форсировались, а памятный знак еще даже не был изготовлен. На следующий день после приезда я вышел на работу и сразу поехал в мастерскую скульптора Чеботарева, так как нужно было работать ударными темпами, днем и ночью, чтобы уложиться в график.

СЛЕВА ВЫГОВСКИЙ.jpg

В. Н. Чеботарев:

– Евгений Фридман, тогда руководитель департамента культуры области, придя ко мне в мастерскую поставил задачу закончить крест за полтора месяца, а у меня не было даже материалов. К счастью, на складе в городском парке обнаружились бронзовые прутки, которые нам передали по разрешению мэра Южно-Сахалинска Федора Сидоренко. Как верующий человек, я работал с молитвой. Мне помогали два слесаря с южно-сахалинского ремонтно-механического завода и сварщик. Так как на тот момент не было аргонной сварки, мы разработали металлический каркас, на него прикручивали бронзовые направляющие и медные кресты, которые сами чеканили. Евгений Михайлович попросил, чтобы крест сиял. Поэтому его обработали азотной кислотой и покрыли лаком в несколько слоев. Несколько лет от него исходило столь яркое сияние, что это вызывало возмущение на сопредельной стороне, откуда в хорошую погоду открывался прекрасный вид на 

о. Танфильева. Но со временем металл потускнел.

Все было готово 11 октября 1997 года. Прямо в мастерской состоялось торжественное освящение креста, проведенное епископом Южно-Сахалинским и Курильским (на тот момент Ионофаном). На это мероприятие собрались представители власти, казачества, пограничники. Репортаж с него вели журналисты ГТРК «Сахалин» Нина Шевченко, Виктор Горбунов, оператор Антонина Деменюк. После торжественной части пограничники с предосторожностями погрузили памятный знак в свой грузовик, доставили в аэропорт Южно-Сахалинска и оттуда военным «АН-26» переправили на Кунашир.

Н. В. Выговский:

– В аэропорту Менделеево у нас возникла проблема – перегруженность вертолета. Кроме креста нужно было перевезти людей и все необходимое для проведения строительных работ. Рейс на остров Танфильева мог быть только один: непредсказуемая курильская погода шансов на дополнительные рейсы не давала. Опытный пилот-ас, прибывший специально из Владивостока для проведения этой «воздушно-духовной» спецоперации, наотрез отказывался подвергать жизнь пассажиров и сохранность ценного груза опасности, но все-таки я сумел его уговорить сделать попытку. Я рисковал и своей жизнью, и жизнью супруги, которую взял с собой в эту командировку.

Сначала «железная стрекоза» едва оторвалась от земли, но потом постепенно взмыла в небо и направилась к цели. От Южно-Курильска до острова Танфильева – 65 км.

В. Н. Чеботарев:

– Мы прилетели на о. Танфильева с моим другом Александром Пупыниным и Николаем Выговским. Пограничники помогали разгружать вертолет, рыть фундамент. Цемент привезли с собой, песка было достаточно на месте. Только совместными усилиями с помощью тросов нам удалось поднять крест: далось это нелегко.

Н. В. Выговский:

– С лопатами через плечо, в сопровождении пограничников мы отправились по кромке берега к месту установки памятного знака, где за полтора года до этого закопали капсулу с православным посланием.

По дороге, на кромке прибоя, я заметил китенка, выбросившегося на сушу. Это животное, наряду с нашим приездом, явилось большим событием для всего острова в отсутствие телевидения и радио. Как оказалось, у пограничников местной заставы (это все население островка) единственной возможностью прорвать информационную блокаду была лишь военная связь. Позже мне удалось обеспечить остров телевидением и даже Интернетом. Об этом последнем достижении технологии в условиях маленького островка на краю океана тогда можно было только мечтать. Даже в больших городах всемирная паутина была далеко не всем доступна. Взамен я попросил военных добросовестно выполнить свой гражданский долг и помочь нам в установке памятного знака.

ярче надпись.jpg

Никогда не забуду лица этих ребят, хотелось бы получить от них весточку, узнать, как сложилась их жизнь. Особенно от Толи Глухова из города Лиски Воронежской области, который был старшим среди солдат срочной службы. Я их учил различным премудростям, например, как строить баню. Помню, как они по утрам специально, чтобы сделать приятное, ловили для меня креветок.

Работать приходилось под постоянным наблюдением с японской стороны. За нами следили и с береговой башни, и с быстроходных судов, которые регулярно курсировали рядом с нами в нейтральных водах. Несмотря на все трудности, мы поставили крест, который возвышался над землей почти на 4 метра, более чем на метр он был забетонирован в фундамент. Позже я написал благодарность в книге пограничной части за помощь, оказанную в этом святом деле.

На открытии памятного знака присутствовал губернатор Фархутдинов, другие областные, районные начальники, пограничники и представители 14 российских и международных телекомпаний.

Они прилетели на остров двумя пограничными вертолетами аэропорта Менделеево на Кунашире. Церемонию освящения памятного знака провел владыка Ионофан. На обратном пути, по просьбе Фархутдинова, вертолеты облетели острова Малой Курильской гряды – Шикотан и Кунашир.

Игорь Фархутдинов с делегацией вернулся на остров через 6 лет – 23 июля. Тогда епископ Южно-Сахалинский и Курильский Даниил провел повторное освящение креста, который на тот момент пережил реконструкцию (под воздействием морского воздуха он потускнел). Игорь Павлович по этому поводу обращался к Чеботареву, а буквально через месяц погиб с коллегами в авиакатастрофе. Такое впечатление, что он ездил на остров поклониться Богу перед своим уходом в иной мир. Но благое дело, начатое в 1997 году, нашло свое продолжение.

***

Удивительную картину можно было наблюдать в июле 2007 года. На просторах Тихого Великого океана, в районе Южных Курил, между небом и морем, слившимся в единое целое, вместе с чайками и альбатросами парил Николай Чудотворец. Даже неверующие свидетели этой картины начинали креститься и молиться. Это был не мираж. Пограничный вертолет на внешней подвеске нес статую святого к месту ее службы на остров Танфильева для охраны духовных рубежей нашей Родины. Тысячи километров преодолела трехметровая бронзовая статуя весом в одну тонну. По воздуху, двумя самолетами, авторское произведение (изготовлен Николай Чудотворец был в мастерской заслуженного скульптора Российской Федерации Сергея Исакова) доставили из Москвы в Южно-Сахалинск, а затем – в Южно-Курильск (о. Кунашир). И вот остался небольшой рывок до конечной цели….

Архиепископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон вспоминал, что за штурвалом вертолета был генерал-лейтенант Гаврилов, который до этого устанавливал купол собора на Камчатке. На момент вылета из Южно-Курильска погода была неважной. «Ничего страшного, – сказали нам представители благотворительного фонда Святителя Николая Чудотворца, – при установке всех памятников святого Николая всегда в начале бывает ненастная погода, но затем облака раздвигаются, выглядывает солнце и появляется голубое небо: ровно на то время, что требуется для работы и церемонии освящения».

Так произошло и на этот раз. Как здесь не поверишь в божий промысел?!

Инициатива установить на Курилах статую св. Николая Чудотворца принадлежала Николаю Патрушеву – секретарю Совета безопасности России. При поддержке благотворительного фонда Святителя Николая Чудотворца и ФСБ РФ этот проект был осуществлен.

img282.jpg

Такие проекты уже реализованы во многих городах: скульптуры установлены в Анадыре, Петропавловске-Камчатском, Омске, Батайске, Элисте, Ейске и Майкопе. Освятил памятник епископ Южно-Сахалинский и Курильский Даниил. Участие в открытии монумента приняли священнослужители из Московской и Сахалинской епархий Русской Православной Церкви, а также военные и представители благотворительного фонда святителя Николая Чудотворца.

Наблюдая картину небесного «пришествия» на остров Танфильева покровителя всех странствующих Николая Чудотворца думалось о том, что без его помощи в этих суровых водах с изменчивым климатом приходится порой ох как трудно. Каждый, кто попадал на корабле в шторм, это очень хорошо знает. В такие минуты даже атеист становится ближе к Богу.

Духовная история маленького островка на этом не закончилась. В мае 2013 года на о. Танфильева установили новый крест из нержавеющей стали по инициативе тогдашнего мэра Южно-Курильского района В. Соломко, так как старый знак сильно повредила ржавчина, что неудивительно для морского климата Курил. Обряд освящения совершил епископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон.

Заключение.

Стараниями Валерия Белоносова удалось добиться того, чтобы в 1999 году постановлением губернатора Сахалинской области И. П. Фархутдинова памятный знак в честь 300-летия открытия Курильских островов русскими землепроходцами был занесен в «Список памятников культуры Сахалинской области». Валерий Иванович называет себя «крещеным атеистом». Крещение он принял в 7 лет в Иркутске. Вот что сейчас он думает о событии 20-летней давности.

– Религию и коммунизм роднит то, что обе эти идеологии стараются объединить народ. Именно солидарности сейчас не хватает в обществе. Недаром Патриарх русской православной церкви Кирилл говорит, что нельзя вычеркивать из истории нашего государства советский период, потому что тогда было достаточно много положительного. Подобные памятники могут стать одним из инструментов сплочения нашего народа при условии, что мы включим их в систему патриотической работы, которая действует в других государствах. Сейчас мы о них говорим только на узких научных конференциях, а нужна массовая аудитория.

Башня плача,  возведенная на японском мысе Соя – напротив Южных Курил, стала местом, куда организуются на постоянной основе посещения жителей Страны Восходящего солнца. Поэтому, на мой взгляд, нам нужно на острове Танфильева организовывать мероприятия с участием детей и молодежи, посвященные истории родного края. Во время открытия памятного креста мне было до слез обидно, что это событие видят только несколько десятков человек.

Даниил Панкстьянов


Комментарии