Год больших юбилеев

Маркшейдер – женская профессия

Маркшейдер – женская профессия

  • 14:19 28 сентября
  • Просмотров 711
Есть женщины, которые не видят смысла скрывать свой возраст. Прожитые года – это тоже богатство. Радости и горести, профессиональный опыт. Личное, пусть и с трудом достигнутое, счастье. Главное, не останавливаться, быть в движении. «Все впереди» – можно сказать, это девиз Ларисы Балаевой, привлекательной и обаятельной, отметившей недавно свой золотой юбилей.
– Эта дата может страшить только по молодости, – улыбается Лариса Олеговна. – Ой, полвека, ой, бабушка… Да, полвека. Да, бабушка. Но не в такой же степени, чтобы в домашней тиши носки вязать. Впереди еще столько незавершенных дел! Избранная однажды профессия – маркшейдер – считается уделом сильных мужчин и никак не вяжется, на первый взгляд, с ее женственным обликом. На маркшейдере лежит ответственность за соблюдение всех проектных решений, правильность разработки и добычи полезного ископаемого, наблюдение и контроль за деформацией резервуаров, зданий и сооружений. Опытные специалисты утверждают, что, помимо знаний, умений и навыков, он обязан обладать очень уравновешенным характером, быть бесконечно педантичным и аккуратным в исполнении обязанностей, знать в совершенстве все требования техники безопасности. Ошибки в работе горного инженера могут привести к трагическим последствиям – колоссальным убыткам, авариям, гибели людей. В трудовой биографии маркшейдера Балаевой – 11 лет работы на островных шахтах, 6 лет – строительства дорог (например, федеральная автомобильная магистраль Южно-Сахалинск – Ноглики – Оха) и 10 лет – в ООО «РН – Сахалинморнефтегаз». Лариса всегда, как это принято говорить, в форме: на лице умеренный макияж, аккуратная стрижка. Располагают к себе приветливая улыбка, готовность к беседе. Но в работе строга и принципиальна. Начальник отдела землепользования и маркшейдерских работ – главный маркшейдер ООО « РН-Сахалинморнефтегаз» – должность ответственная. В зоне ее внимания карьеры по добыче общераспространенных полезных ископаемых, строительство и капитальные ремонты трубопроводов, эксплуатационные и геологоразведочные скважины и многое другое. Без маркшейдерских работ такое производство немыслимо. – У нас сейчас очень много строится объектов, – говорит Балаева. – Идет обустройство месторождений Катангли и Уйглекуты и других объектов. И на каждой карте, схеме нужно отразить ход этого строительства, чтобы производственные службы и службы эксплуатации четко знали место нахождения объекта и в случае необходимости не действовали «на глазок». Все объекты должны быть четко привязаны к местности и иметь конкретные координаты. И делают это маркшейдеры, геодезисты. На хороших людей Балаевой везет (и всегда везло, но об этом – чуть позже). В Охе, рассказывает она, трудится подконтрольный ей высокопрофессиональный «десант» маркшейдеров. Руководит им Людмила Голубцова, классный специалист, влюбленный в свое дело и свой суровый северный край человек. Фотомастер, ее яркие фотоработы известны далеко за пределами Охинского района. А еще Людмила пишет стихи, которые тоже «ушли в люди». Вот такое неожиданное сочетание физики и лирики. Рядом с ней трудовую вахту несут Андрей Гутников и Михаил Каюпченко. Они регулярно выезжают на все месторождения, работают на нефтяных скважинах. С некоторым сожалением Балаева говорит о том, что нынче работа ее «кабинетная», сложная, конечно, приходится осмысливать , анализировать и представлять руководству Общества огромный объем информации. Цифры, отчеты, карты, схемы…А руки тоскуют по привычным инструментам, взять бы штатив, рейку, тахеометр да в поле! Недавно на даче у друзей, вспоминает она, «отбивала» площадку для строительства. Теодолит как родной… Еще бы! С ним столько пройдено дорог! После окончания школы в городе Шахтинске (Казахстан) Лариса по настоянию мамы, детского врача, поступила в Карагандинский политехнический институт (кафедра «Горное дело», факультет «Горная геодезия и маркшейдерия»). Это был второй поток, когда к обучению  по данной специальности допустили девчонок. Считалось, не женское это дело. Мечталось, если честно, о другом – ветеринар (под влиянием любви к животным). Но мама была категорична, профессия ветеринара в те времена престижной в обществе не считалась. Жизнь в деревне, работа на ферме, в совхозе. Не такого будущего желала она своей дочери. Караганда – угольный край, где все связано с шахтами. Отец у Ларисы тоже был шахтером, а они, учащиеся 6 – 7 классов, частенько спускались на экскурсии под землю по вертикальному стволу. Тут еще в Шахтинск приехала в гости знакомая, дочь которой жила на Сахалине, в Горнозаводске и работала (ну, конечно же!) на шахте. Словом, по стечению всех обстоятельств и был сделан выбор профессии. А на третьем курсе проявилось желание поехать на Сахалин. Хотя и в родном краю были неплохие перспективы. Дядя Ларисы занимал высокую должность директора шахты «Казахстанская», перед защитой диплома высказал предположение – мол, ко мне попросишься. Ага, сейчас! Решено: только Сахалин! И был исторический август 1991-го. Путч. Страна «ломалась», в ней рушилось все привычное. До острова Лариса добиралась с приключениями, через несколько городов. В аэропорту Новосибирска рейсы были отменены, топлива нет. Трое суток ожидания. Наконец, прилетела в Хабаровск. Ситуация не лучше. Чудом достался авиабилет :в составе студенческого отряда, отправлявшегося на остров, образовалась брешь, которую и заполнила активная, коммуникабельная Лариса. В управлении «Сахалинуголь» молодому специалисту предложили на выбор шахты в Долинском или Углегорском районе. Привлек город Шахтерск, это же почти казахстанский Шахтинск! А теперь по поводу везения на хороших людей. В классном по тем временам  городе Шахтерске начинающего карьеру горного инженера окружили доброжелательностью, моральной (а порой и материальной) поддержкой. На шахте «Углегорской» за ней были закреплены две лавы, проходка четырех забоев и разрез «Сергеевский-Северный». Три-четыре раза в неделю она спускалась в забой, задавала для проходки направление, определяла движение забоя и лавы, считала объемы добытого угля, нивелировала подземные железнодорожные пути, по которым доставлялся уголь на гора. Шахтерская роба. Резиновые сапоги («…портянки и сейчас могу любого научить вязать», – смеется Балаева). Каска, лампа, теодолит в руки. На плече штатив, за пазухой топорик. Свою «точку» отрабатывала быстро, дабы не замедлять процесс добычи угля. Всюду встречала понимание и уважение к маркшейдерскому делу. Мужчины готовы были участвовать и в переноске тяжелых инструментов. Шутили, что об ее появлении узнавали …по запаху духов, которые «транслировала» вентиляционная система. Шахтерские странички в биографии Ларисы – одни из самых ярких. В общей сложности за 11 лет ей довелось потрудиться на четырех шахтах: «Углегорской», «Ударновской», «Синегорской» и «Быковской». Первая из них – самая любимая. В Шахтерске судьба свела ее и с будущим мужем. Точнее, свел волейбол. На игровой площадке познакомилась с электрослесарем-подземщиком, тоже заядлым спортсменом. Долгие годы шли рядом по жизни, меняя адреса. Не пугались съемных квартир (купить не было средств), разъездного характера деятельности. С 2002 года по 2007-й Балаева работала в «Востокдорстрое». Геодезисты востребованы и на строительстве дорог. Генеральный директор предприятия, правда, не сразу поверил, что хлеб столь очаровательной дамы – теодолит и нивелир… Муж Ларисы, пройдя обучение, тоже стал геодезистом в дочерней фирме. Так и работали плечом к плечу, пять дней – на производственной базе, два – дома. Впрочем, понятие «дома» по отношению к их образу жизни весьма условно. Спортплощадка, тренировки, выезды на природу. Всегда в движении. Частым их спутником был и доберман, Лариса с юности сохранила любовь к животным. Субботы-воскресенья пролетали мгновенно. – Строили дорогу Взморье – Макаров, – вспоминает Балаева. – Камуфляж, берцы, за поясом нож (колышки отесывать, нарезки на них делать – высотные отметки). Выходишь на будущую трассу, нужно определить ее направление, где и на сколько сделать отсыпку, где срезать дорогу. Водители проезжающих автомобилей относились с пониманием, приветственно сигналили. Машинисты поездов тоже. Приятно, когда ценят твою работу. Особая радость от того, что вот сегодня ты сделал отметки, а завтра там уже проложат асфальт. Это видимый результат и твоего труда. Сейчас, когда еду там, где поворот на Арсентьевку (очень сложный был торфяной участок, года три осаживался), думаю: хороший мы выбрали радиус, руль излишне крутить не надо. В 2005 году в семье родилась дочь Станислава, а в 2008-м у Ларисы умер муж. Жизнь заставила сесть за руль машины, снять квартиру в Соколе (в Южно-Сахалинске цены заоблачные). Поутру отвозила дочь в областной центр в детский сад, сама – на работу. Вечером забирала ребенка, мчалась в Сокол, собак в машину – и опять все вместе в областной центр, уже на тренировку четверолапых (послушка, защитно-караульная служба). Круговерть… С февраля 2007 года Балаева работает в «Сахалинморнефтегазе». С коллективом, говорит, ей в очередной раз повезло, все первоклассные мастера своего дела. Стремление к постоянному повышению квалификации приветствуется. Созданы все условия для труда и отдыха, большое внимание уделяется организации досуга, в приоритете – спорт. Но ранее как-то предпочтение отдавалось лыжам и футболу. Лариса нашла единомышленников – почитателей волейбола, сколотила команду, теперь по выходным над волейбольной сеткой взлетает мяч… Волейболом увлечена и 12-летняя дочь Станислава, у нее хороший тренер, перспективная команда, с которой девочка уже побывала во Владивостоке, Хабаровске, Барнауле, Сочи. В нефтяной компании заботятся и об улучшении жилищных условий своих сотрудников. На предприятии Ларисе на льготных условиях предоставили ипотечный кредит, теперь у нее трехкомнатная квартира в Южно-Сахалинске. Это после почти 20 лет съемного жилья… В доме прижились два итальянских мастифа и бенгальская кошка. Не заскучаешь… – Работа у меня очень ответственная, требует постоянной концентрации, полной отдачи, – говорит Балаева. – Животные снимают напряжение, расслабляют. Кроме того, дарят возможность общения с другими собаководами, среди которых много интересных личностей. Это как в спорте, ты всегда рядом с близкими по духу людьми. В культовом кинофильме «Москва слезам не верит» главная героиня, помнится, говорила, что жизнь в сорок лет только начинается. У Ларисы Балаевой в пятьдесят она – в полном разгаре. Многое еще предстоит сделать. В ближайших планах, например, выезд на карьеры по добыче песка, а служебная командировка для нее всегда в радость. Хочется увидеть, как младшая дочь Станислава сыграет в волейбол в высшей лиге, помочь старшей, Юле, которая живет в Казахстане. Порадоваться успехам 9-летнего внука-отличника. Дождаться рождения других внучат. Поддержать подругу, попавшую в сложную жизненную ситуацию. Усовершенствовать быт. Побывать в тех природных уголках Сахалина, где еще не пролегал маршрут выходного дня – семья любит путешествовать с ночевками по побережью. Наконец, завести еще одну собаку… Хочется просто жить, свободно и открыто. С удовольствием идти на работу и с таким же удовольствием возвращаться домой. Радоваться, что рядом – любимый и надежный мужчина, а ты, как прежде, обаятельная и привлекательная. Лариса Пустовалова. фото из личного архива Ларисы Балаевой.

Комментарии