Про комсодов и чистки партячеек

Про комсодов и чистки партячеек

  • 12:47 12 апреля
  • Просмотров 306
О чем писал «Сахалинский нефтяник» в 1933 году.
«Сахалинский нефтяник» в преддверии 90-летнего юбилея продолжает знакомить читателей с историей издания, темами, которые газета освещала. 

В Охе нет сохранившихся подшивок газеты 30-х и 40-х годов прошлого века. Но отдельные экземпляры есть у краеведов. Несколько номеров за 1933 год принес в редакцию известный охинский краевед Александр Геллер.

геллер.jpg

Александр Иосифович хорошо знаком охинцам, он родился и вырос в нашем городе. Геолог по образованию много лет работал на предприятиях нефтяной отрасли, преподавал в охинском филиале Сахалинского государственного университета. Александр Геллер – автор книги «Нефть Сахалина». 

В распоряжении краеведа оказалось несколько номеров газеты – за 29 апреля, 25 мая, 14 июля и 10 сентября. 

В 1933 году редактором «Сахалинского нефтяника» был Р. Горб. Газета выходила ежедневно, на двух полосах формата А3, печаталась в типографии Дальполиграфтреста № 17. «Сахалинский нефтяник» в те годы был органом Охинского райкома ВКП(б), райисполкома и райсовпрофа. 

Основными темами «Сахалинского нефтяника» стали мобилизация денежных ресурсов, размещение займа второй пятилетки, чистки в рядах ВКП(б) и выдача паспортов. Бытовые проблемы освещались кране скудно.  

Под рубрикой «Мобилизация средств» было напечатан обзор работы комсодов. Комсод – сокращение устаревшее, и уже мало кто понимает, что это. 

Выяснилось – комсод – комитет содействия. В данном случае – содействия по сбору денег на государственный заем. 

«В сборе средств на заем и по привлечению вкладчиков в сберкассы были даже свои передовики – краснознаменные комсоды. Всем в пример автор публикации Юрий Стальной ставил комсод КСК: «В то время как комсоды целого ряда коллективов в связи с текучестью рабсилы снизили процент подписки, краснознаменный комсод, несмотря на уход с предприятия 400 рабочих, сумел полностью закрепить подписку на государственный заем».

За охинцами, которых планировали охватить подпиской на заем, как говорится, «охотились». 

«Работу комсода затрудняет разбросанность рабочих по всей линии железной дороги на протяжении 36 километров. Единственным пунктом, где сосредоточено 50 человек, является Москальво, остальные рабочие находятся на линии», – сообщали в газете о трудностях подписки. 

Согласно опубликованной оперативной сводке, во II квартале по займу с начала кампании поступило платежей на 1,4 миллиона рублей, или 98,4 процента к оформленному займу.  

В этом же номере обнародовано «Обязательное постановление Охинского исполнительного комитета». Исполком постановил: «Обязать все государственные, кооперативные и общественные учреждения и предприятия, а также частные предприятия и домовладения в день празднования 1 Мая вывесить на всех зданиях красные флаги».  

В рубрике «Из писем рабкоров» напечатана заметка под заголовком «Обязательства взяли, а выполнять не думают». «Рабочие хозчасти ОЦРК взяли на себя обязательство построить к 1 мая склад при магазине № 2. Взялись за работу горячо. Вырыли ямы. На материал для постройки склада решили сломать ограду вокруг магазина. Сломали… и на этом «закончили» постройку склада. Получилось, что и склада нет, и ограда сломана. А за ней находилась ценная тара, которая теперь расхищается, так, например, похищен ящик из-под спирта. Торготдел неоднократно ставился в известность, но, несмотря на это, мер не принимает». 

Со своими рабкорами газета общалась и через «Почтовый ящик». В такой рубрике были коротенькие сообщения, очень напоминающие сегодняшнюю переписку, скажем, в мессенджерах. 

«В. П. – Ваша заметка о несвоевременной доставке масла не пойдет, данный факт уже неоднократно освещался. Чуднову – Ваша заметка направлена для принятия мер». 

Первая полоса майского номера газеты также была полностью посвящена информации о подписке на заем второй пятилетки. «За два дня Оха дала 25,08 процента контрольной. Оставшиеся 74,92 процента должны быть реализованы в течение пятидневки. Третьего июня рапортовать полным размещением займа». Такой текст в телеграфном стиле – своеобразный заголовок, под которым размещено несколько материалов.  

«С громадным подъемом встретили трудящиеся Охи заем второй пятилетки. С первых же дней опубликования декрета правительства о выпуске займа передовые коллективы по боевому включились в займовую кампанию», – рапортует газета в заметке «Выше темпы». 

Но не только коллективы, но и граждане вызывали друг друга на соревнования, кто больше подпишется на заем. Появились свои ударники этой кампании. 

«Скутин С. А. подписался на заем второй пятилетки на 2000 рублей, то есть 348 процентов к зарплате. Бунин О. И. подписался на 2000 рублей – 316 процентов к зарплате», – писала газета. 

Эти граждане и еще несколько человек, подписавшихся на заем, предложили последовать их примеру товарищей Лаврентьева, Горлова, Носовского и других. Был объявлен конкурс на лучшее проведение кампании займа второй пятилетки.  

На этом фоне реальные заботы охинцев оказались на втором плане. А жили люди в тяжелейших условиях. Вот только две небольшие заметки о тех реалиях. 

«По неопубликованной заметке рабкора Волокитина о ненормальных жилищно-бытовых условиях в бараке № 101 Сезонного городка коммунальная контора сообщает, что ремонт этого барака включен в план работ по капитальному ремонту в третьем квартале. В части крыши комконтора сообщает, что в данное время из-за отсутствия брезентов и кровельной дранки произвести покрытие бараков нельзя. При получении от стройконторы кровельной дранки барак будет немедленно покрыт».

«На участке Северная Оха нет ни одного колодца, ни одного водоразборного крана. Вследствие этого живущим на этом участке рабочим приходилось в зимнее время добывать воду путем таяния снега. А сейчас и этой возможности нет, и рабочие вынуждены ходить за водой за полтора километра». 

 Партийные чистки коммунистов 

«10 июля началась чистка партячейки – ведущего отдела промысла». В номере за 14 июля газета написала материал, как она проходила в клубе Блюхера. Первым проходил чистку член ВКП(б) с 1920 года Пак-Чанын. Он прошел ее успешно. А вот товарищ Скутин, инженер-геолог, оказался недостоин быть в рядах партии. Оказалось, что он из зажиточной семьи, его отец кулак. «Кулак с партбилетом в кармане, пролез в партию и ВУЗ, – негодующе раздается в зале с нескольких скамей… Как коммунист Скутин себя ничем не проявил на работе, в нем не чувствуется коммуниста», – сообщает газета. После такой чистки, зная историю 30-х годов и репрессий, надо думать, судьба у Скутина оказалась незавидной. 

Кстати, чистку проходил и редактор «Сахалинского нефтяника» тов. Горб. Редакция стала также арбитром в выполнении социалистического договора между работницами и домохозяйками КСК и 12-го участка треста. 468 охинских домохозяек взяли на себя обязательства «охватить марксистко-ленинским воспитанием 30 человек», «ликвидировать малограмотность на 100 процентов», «Охватить общественным питанием на 50 процентов», выпустить 24 стенгазеты, отработать в соцсекторе 600 трудодней, засеять площадь под огороды в 35 тысяч квадратных метров и прочее.  

Редактор «Сахалинского нефтяника» Р. Горб прошел чистку в 1933 году, но не уберегся от репрессий. Главный редактор газеты «Сахалинский нефтяник» Роман Исаевич Горб, по некоторым данным, попал под следствие в 1937 году, и был расстрелян. Был репрессирован и весь редакционный состав газеты.

На 18 июля была намечена первая массовка в Охе. «Проблема рационального использования выходного дня у нас в Охе до сих пор остается неразрешенной», – сообщала газета.  

«Место для массовки выбрано удачно – поросшая редким стлаником песчаная площадь с большими полянами, вполне пригодная для организации на них коллективных игр, физкультвыступлений». Во время массовки были запланированы конкурсы на лучшего балалаечника, гармониста, плясуна и рассказчика, сдача норм ГТО, выступление агитбригад и так далее. 

 Паспорта – достойным 

В сентябре в Охинском районе началась кампания по выдаче гражданам паспортов. 

«Паспортизация – сокрушительный удар по осколкам гибнущего класса. За чистоту советских городов и новостроек». В Охе началась фактически тотальная проверка всех, кто находился в это время в районе. «Оха является далекой окраиной Советского Союза, а на окраинах, как это известно, пытаются найти себе «тихую пристань», укромное убежище всевозможные темные личности, в том числе в первую очередь остатки ликвидируемых эксплуататорских классов». В качестве примера такой попытке названа история с неким гражданином Ошуевым. «Пользуясь ослаблением классовой бдительности, напялив на себя робу «грузчика-сплавщика», бывший белогвардейский контрразведчик и спекулянт Ошуев ухитрился пролезть даже в ряды нашей партии». «Десятки, сотни Ошуевых притаились по разным «укромным» уголкам в нашем Охинском районе. Они вредят, гадят. Пакостят, прилагая все усилия сорвать растущее социалистическое строительство», – писал в газете Вячеслав Динамов.  

Начальник Охинской РК милиции Зайцев обнародовал условия получения паспортов. Всех, кто не прописался в Охе, до 15 сентября должны были сделать это, иначе они лишались права на оформление документа. Все предприятия и учреждения должны были подать в милицию документы на тех, кто у них работает.

В газете подводили итоги проведения чистки в рядах коммунистов. В статье под длинным заголовком «На основе реализации выводов комиссии по чистке перестроить по-боевому работу советской ячейки и извлечь политические уроки» рассказывается о тех, кто был в результате исключен из рядов ВКП(б). Гражданин Рахотский, как выяснилось, уезжая из Грозного, оставил квартиру своему зятю. Последний, оказывается, был за какие-то проступки лишен права голоса («лишенец»). «На задаваемые неоднократно вопросы комиссией и присутствующими о связи Рахотского со своими родственниками, Рахотский упорно не признавался, до конца оставался неискренним – обманщком», – уличала его газета. Еще один охинец – Траулькин – был исключен из партии за «Бытовое разложение».  

«За срыв подготовки кадров к партийной ответственности», – призывала газета, публикуя постановление бюро РК ВКП(б). Поводом для принятия суровых мер стало недостаточное количество коммунистов на вечерних курсах пропагандистов. За это получили выговоры секретари партячеек. Им предложили в двухдневный срок исправиться. «Предложить всем партячейкам немедленно освободить от всех партийных и общественных нагрузок выделенных на курсы коммунистов. С 15/IX по 1/Х-33 г. освободить всех слушателей курсов от производства с сохранением среднемесячной зарплаты за счет производства» – вот так заботилась партия о теоретической подготовке своих членов.  

Сводки с нефтепромыслов также публиковались на страницах газеты. В мае напечатали оперативную сводку за две декады. «Десятый участок дал 91,6 процента планового задания. Из всех бригад участка только одна бригада тов. Корпыленко выполнила производственное задание, дав 112,3 процента», – сообщал «Сахалинский нефтяник». Себестоимость тонны нефти составила 29,83 рубля, снизившись на 20,3 процента по сравнению с I кварталом 1933 года.  

Важнейшее искусство 

Главным центром досуга охинцев стал кинотеатр «Роскино», который был открыт в конце мая. 

Первым фильмом, которые увидели охинцы, стала кинокартина «Цемент». «Героический фильм в 7 частях по одноименному роману Ф. Гладкова «Цемент». Сеансы в 6, 8.30 и 10. Первый сеанс по пригласительным билетам. Касса работает с 4 ч. дня», – сказано в объявлении.  

В сентябре жители города смогли посмотреть заграничный фильм. «Вновь прибывшая веселая американская комедия «Папашенькин сынок» – так анонсировал кинокартину «Сахалинский нефтяник».


Автор: Ирина Лукоянова
Комментарии