подписка 2019
Откаты были поставлены «на поток»

Откаты были поставлены «на поток»

  • 16:03 28 июля
  • Просмотров 458
В Южно-Сахалинском городском суде продолжается допрос (посредством видео-конференц-связи) экс- руководителя секретариата губернатора Вячеслава Горбачева по делу Хорошавина и его подчиненных, обвиняемых в получении взяток и легализации незаконно полученных доходов.

В Южно-Сахалинском городском суде продолжается допрос (посредством видео-конференц-связи) экс-руководителя секретариата губернатора Вячеслава Горбачева по делу Хорошавина и его подчиненных, обвиняемых в получении взяток и легализации незаконно полученных доходов.

Заседания начинаются в 17 часов из-за разницы во времени с Москвой, где сейчас проживает Горбачев. Правда, периодически их приходится прерывать, поскольку одному из подсудимых, Андрею Икрамову, бывшему советнику главы региона, уже трижды вызывали скорую помощь. Медики фиксируют повышенные давление и температуру.

Много времени уходит на зачитывание многостраничных ходатайств адвокатов, которые поочередно заявляют о нарушении прав подсудимых (время вечернее, они не успевают к ужину в СИЗО, лишены возможности принимать душ, обращаться за медпомощью, их дети обделены родительским вниманием и так далее), подозревают судью в предвзятости, личной прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела и требуют ее отставки. Все ходатайства защиты отклоняются.

Периодически возникают проблемы и с видеосвязью с Щербинским райсудом Москвы, пропадают то картинка, то звук. Тем не менее, Горбачев, через которого, по версии следствия, и шли денежные потоки от предпринимателей в «губернаторский сейф», постепенно раскрывает некоторые особенности работы экс-главы региона.

Прокурор уточняет детали, связанные с получением денежных средств от генерального директора авиакомпании «Аврора» Константина Сухоребрика.  Первоначальная такса за покровительство была 15 тысяч долларов США в месяц. Вопрос о «взносах» возник, когда губернатор, проезжая по Южно-Сахалинску в феврале 2011 года, увидел многоэтажные дома, которые возводила возглавляемая Сухоребриком фирма (ясно, что не «Аврора», просто Сухоребрик оказался весьма разносторонним предпринимателем и имел пакеты акций в 10–12 компаниях).

По словам Горбачева, глава региона спросил, а платит ли деньги на развитие области Сухоребрик.  Выяснилось: не платит. Тогда Горбачеву и было поручено озвучить сумму в 15 тысяч долларов. Кроме того, Хорошавин в ультимативной форме потребовал от него контроля за поступлением денег, но – без каких-либо записей. Все подсчеты вел заместитель гендиректора «Авроры» Андрей Колесник. В основном он же и приносил откаты в служебный кабинет Горбачева.

Горбачев поясняет, почему Сухоребрик безропотно платил взносы.  Авиакомпания (сначала «САТ», позже «Аврора») ежемесячно получала субсидии на пассажирские перевозки. Себестоимость билета до Охи составляла 8400 рублей, но населению он обходился в 4200 рублей. Эта разница компенсировалась как по линии министерства транспорта РФ, так и за счет областного бюджета. Сухоребрик знал, что у него нет юридических оснований требовать у главы региона «местную» дотацию, все здесь зависело только от воли губернатора. Он вполне мог заявить, что расходов у бюджета много, денег не хватает и на первоочередные задачи. Без субсидий же «Аврора» стала бы банкротом. О делах авиакомпании Хорошавин был хорошо осведомлен, всегда пользовался воздушным судном ДЭШ-8 «Авроры». В первой части самолета, свидетельствует Горбачев, была оборудована VIP-зона, сопровождал его в полетах по региону Сухоребрик.

Участвовал Сухоребрик и в строительстве жилья вместе со своими южнокорейскими партнерами. Как грамотный руководитель понимал: если не будет передавать деньги, то и в этой сфере возникнут проблемы (отвод земельных участков, подключение объектов к инженерным сооружениям и прочее). Поэтому по его поручению Колесник начиная с февраля 2011 года и приносил в портфеле по 15 тысяч долларов в кабинет Горбачева.

В июне 2013 года накануне своего отпуска Хорошавин отправился в экспедиционную поездку в Курильск.  Традиционно вместе с ним вылетел Сухоребрик, взяв с собой двух архитекторов. Можно сказать, что на Итурупе он презентовал свою идею – построить на острове близ озера туристический комплекс. Однако дорога к озеру грунтовая. Появилась просьба к губернатору: на основе государственного частного партнерства построить 5 км дороги.

Улетая в очередной отпуск, Хорошавин поставил перед Горбачевым новую задачу.  Сухоребрик должен отныне платить по 30 тысяч долларов в месяц.  Общая сумма за весь период составила около 870 тысяч долларов США.

Следующий эпизод связан с Романом Альперовичем. Возглавляемая им строительная компания «Сахалин-Инжиниринг» – одна из крупных в области, ею, например, возведен в Южно-Сахалинске жилой микрорайон «Эдем». Причем на собственные оборотные средства. Фирма, имеющая большой опыт строительства социальных объектов и мощное конструкторское бюро, выиграла конкурс на строительство первой очереди гимназии № 3. Стоимость объекта, по словам Горбачева, около 1 млрд 250 тысяч рублей.

– Меня вызвал губернатор и сказал, чтобы я встретился с Альперовичем и сообщил, что он должен внести в фонд «21 век» 125 млн рублей на определенных условиях, – пояснил Горбачев. – Я выразил удивление, это 10 процентов от стоимости объекта, обычно предприниматели выплачивали 5–6 процентов. Но Хорошавин в жесткой форме заявил, что меня не спрашивают, я всего лишь подчиненный. При этом напомнил, что 2 ноября 2014 года мне исполняется 60 лет, продлевать или нет мой контракт, зависит только от него. Я ничего не мог сделать…

Альперович, как и Сухоребрик, оказался «понятливым» руководителем. За счет собственных оборотных средств гимназию было «не поднять», а для оперативной оплаты выполненных работ нужна лояльность губернатора. Кроме того, ожидался контракт на строительство второй очереди гимназии, не хотелось его упустить. Переговорив со своим отцом – совладельцем компании, он дал согласие на эту сделку.

Условия расчета диктовались разные. Например, 8 млн рублей было перечислено на поддержку спортклуба. А в декабре 2014 года губернатор передал Горбачеву два договора с московским фондом социально-экономических поддержек.

– Хорошавин сказал, что вице-губернатор, руководитель аппарата губернатора Сергей Караганов договорился с фондом, который будет заниматься имиджем губернатора, готовить публикации в центральной прессе, рекомендации для работы. На эти цели необходимо 20 млн рублей. Альперович деньги перечислил, свои обязательства он выполнял, – свидетельствовал Горбачев. – В июне 2012 года, осмотрев строительство первой очереди гимназии, губернатор поручил мне переговорить с Альперовичем, чтобы тот прекратил делать перечисления в «21 век» и перешел на выплату наличкой.

Долг за Альперовичем к тому времени оставался в размере 65 млн рублей.

Схема передачи налички здесь, пояснил Горбачев, была такая. В августе 2012 года Альперович впервые принес 5 млн рублей в коричневом портфеле. Сказал, что портфель останется у Горбачева, а он в следующий раз придет с другим, почти аналогичным, чтобы не вызывать подозрений у возможных свидетелей.  Так и менялись портфелями с миллионами…

Портфель Горбачев убирал в сейф в своем кабинете, позже пересчитывал деньги, складывал в сейф губернатора, который находился в курительной комнате областной администрации. О каждом факте передачи денег сообщал Хорошавину, написав сумму на бумажке (вслух о финансах не говорили, подозревая о прослушке разговоров в кабинете губернатора).

В январе 2015 года, вспоминает свидетельствующий, Альперович принес 5 млн рублей, оставалось еще 10 млн рублей.

– Я в этот же день передал деньги губернатору, мол, вместо 15 пока 5 миллионов, – пояснил Горбачев. – И я не понял реакции Хорошавина, он в резкой форме отчитал меня за то, что я не контролирую процесс. Потребовал немедленно позвонить Альперовичу, пусть донесет 10 млн рублей, иначе он будет плохо выглядеть.

Средствами распоряжался только губернатор. Например, заходил помощник Хорошавина, просил 15 тысяч рублей – мол, шеф едет домой, хочет купить цветы для любимой женщины. Если губернатор уезжал в командировку в Москву, то на листке бумаги указывал суммы покруче – от 10 до 20 млн рублей. В субботу (чтоб не было случайных свидетелей) Горбачев приходил в курилку, открывал сейф, складывал деньги в дипломат, далее – в сейф в своем кабинете. Затем все это передавалось губернатору. Суммы каждый раз были разными. Например, 200 тысяч рублей для мамы губернатора…

Чуть позже, уточняя свои показания, Горбачев признал, что упустил один нюанс. Первоначально разговор с Романом Альперовичем о взносе в 125 млн рублей вел советник губернатора Андрей Икрамов. Об этом ключевому свидетелю по уголовному делу вроде бы рассказал сам Хорошавин.

– Какое отношение к строительству гимназии имел Икрамов? – спросил прокурор.

– Я могу утверждать, что Икрамов знал абсолютно точно и об условиях конкурса, который объявило министерство строительства, и о суммах контракта и отката, – ответил Горбачев. – Я лично видел у него пухлую папку с перечислением всех объектов по области с указаниями, кому и на каких условиях они передаются. Икрамов работал в администрации области с 2008 года, сначала помощником губернатора (курировал спорт), а затем его советником с очень широкими полномочиями, он контактировал со всеми министерствами.  Они с Хорошавиным и в бане встречались…В разговоре с губернатором, когда он озвучил мне сумму, причитающуюся с Альперовича, Хорошавин мне сказал, что они уже посоветовались с Икрамовым, куда и как тратить эти деньги.

Роман Альперович дважды успел попасть под раздачу. Платить пришлось не только за гимназию, но и  за жилье для медиков.

В 2011 году, вспоминает Горбачев, ситуация в здравоохранении была сложная, не хватало кадров. Для привлечения молодых специалистов разработали программу по обеспечению их жильем, на реализацию которой в бюджете предусмотрели около 320 млн рублей. Но приобретение жилья планировалось из расчета 65–70 тысяч рублей за кв. метр, хотя в 2014 году квадрат стоил 75 и выше тысяч рублей. Дважды объявляли аукцион, но никто не хотел в нем участвовать. Выговоры же за неработающую программу получал от губернатора глава минздрава Александр Зубков.

– Во второй половине июня 2014 года ко мне обратился Зубков. Путем мониторинга он выяснил, что у Альперовича есть готовые к продаже квартиры, и попросил узнать у губернатора, как он относится к «Сахалин-Инжиниринг», – свидетельствовал Горбачев. – Хорошавину я информацию сообщил, тот сказал: буду советоваться с Икрамовым.

В итоге решили, что область купит у «Сахалин-Инжиниринг» сразу 20 квартир. Поскольку цена предлагалась заниженная (исходя из возможностей бюджета), Альперович сначала категорически отказался от невыгодной сделки. К тому же, от него еще потребовали 10 млн рублей в пользу губернатора.

Но опять же сработал инстинкт самосохранения – впереди маячили возможные контракты на строительство объектов, сердить власть было опасно.

 –  12 декабря 2014 года Альперович пришел ко мне с портфелем, в котором было 10 млн рублей, – рассказал Горбачев. – Я доложил губернатору, тот приказал положить деньги в сейф. Он даже не обрадовался, принял это как факт. Он уже привык, что ему приносят деньги.

…Далее прокурору продолжить допрос не удалось. Давление на сей раз поднялось у Горбачева. Заседание перенесли на следующую неделю.

Лариса Пустовалова

Фото: sakhalin.info


Комментарии