подписка 2019
Рыбный день в «деле Хорошавина»

Рыбный день в «деле Хорошавина»

  • 16:03 28 июля
  • Просмотров 471
В Южно-Сахалинском городском суде продолжается рассмотрение уголовного дела о взятках группе бывших высоких чиновников (советник губернатора Андрей Икрамов, заместитель председателя правительства Сергей Карепкин, министр сельского хозяйства Николай Борисов) во главе с экс-губернатором Александром Хорошавиным.

В Южно-Сахалинском городском суде продолжается рассмотрение уголовного дела о взятках группе бывших высоких чиновников (советник губернатора Андрей Икрамов, заместитель председателя правительства Сергей Карепкин, министр сельского хозяйства Николай Борисов) во главе с экс-губернатором Александром Хорошавиным.

Напомню, в вину им вменяются десять эпизодов получения «откатов» (в общей сумме более 520 млн рублей) от предпринимателей, работающих в разных отраслях экономики области.

Автор этих строк присутствовала на судебном заседании, на котором расследовался, скажем так, рыбный эпизод. По версии следствия, рыбопромыщленник Анатолий Осадчий в 2009–2010 годах передал Карепкину 12 млн рублей. За что? Это и пытались выяснить в ходе судебного процесса.

Допрос свидетеля Осадчего проходил в закрытом – для прессы – режиме. Свидетель заявил, что ему поступают угрозы, он опасается за  жизнь свою и своих близких. В распечатках представленных смс-сообщений прямые угрозы, тем более – связанные именно с «делом Хорошавина», как-то не просматривались, но суд пошел Осадчему и прокуратуре навстречу. Словом, допрос рыбопромышленника остался за семью печатями. А вот Эльвире Лапиной, главному бухгалтеру ООО «Свободный – 2001» (позже выяснилось, что она ведала финансами еще в двух фирмах, принадлежащих Осадчему – «Сахалинский рыбак-3» и «Аякс») досталось по полной. Почти два часа женщина отвечала на вопросы прокуроров, адвокатов, подсудимых. Случалось, путалась в показаниях. Что не мудрено, ведь речь шла о событиях 2009–2010 годов. В этот период она по указанию руководителя снимала дивиденты (2 млн, 6 млн рублей) со счетов и передавала Осадчему. Который, по показаниям Лапиной, говорил, что «мы должны заплатить за речку Карепкину».  Свидетель подтвердила, что видела Карепкина в офисе фирмы два-три раза, позже Осадчий говорил ей, что Карепкин приходил «получить деньги за выдачу разрешения на установку РУЗа».  Участники процесса пытались уточнить, с чем (сумкой, пакетом) приходил бывший зампредправительства. Сошлись на том, что с деловой сумкой – какое это имеет значение, честное слово, не поняла…

Бывал в офисе и Олег Шадрин, вроде бы, часть взяток передавалась через него.

Что еще сказать по поводу свидетельских показаний Лапиной?  Передачу денег Карепкину она не видела, знает об этом только со слов Осадчего.  Действительно ли снимаемые ею в банке деньги шли на «откат» или могли быть использованы Осадчим для личных целей, сказать не может, это были его, Осадчего, деньги и он, естественно, не отчитывался 

У адвокатов возник вопрос, почему Лапина, узнав от Осадчего о даче взятки, не сообщила об этом «куда следует». Соучастие, получается, в преступлении…

Еще один свидетель «рыбного дела»  Сергей Сарафанников, в 2009–2010 годах владелец рыбодобывающей фирмы «Прибор Корсаков». Как производственник явно в теме. Кто и как выдает разрешения на вылов биоресурсов, в каких объемах – и так далее.  Подчеркивает, что в составе комиссии по регулированию вылова анадромных видов рыб десять человек, в том числе силовики (ФСБ, пограничники, представитель областной прокуратуры). Любое постановление принимается большинством голосов. Хорошавин как председатель данной комиссии и Карепкин (зампред комиссии) самостоятельно ничего не решали. С Карепкиным знаком давно, ему, на взгляд свидетеля, присущи такие качества как честность и порядочность.

Из-за решетки в зале суда задает вопрос Карепкин: слышал ли свидетель, чтобы Хорошавина называли «барином», «папой»?  Свидетель отрицает. «Вадимыч», «шеф» – да, звучало в разговорах. Какое это имеет значение, понять пока сложно.

Допрашивается свидетель Максим Козлов, работавший в 2009–2010 годах заместителем руководителя СКТУ ФАР. Собственно, ничего нового. Все решения на рыбодобывающем «фронте» принимались коллегиально, в составе комиссии по регулированию вылова анадромных видов рыб от правительства – всего три (из десяти) человек. Трудно предположить, что они имели решающее влияние на принятие решений. Карепкин охарактеризован свидетелем как профессионал.

Впереди – рассмотрение других эпизодов. По возможности, будем следить за событиями. Судебный процесс долгий, заседания расписаны аж на весь май.

Лариса Пустовалова

Фото: Кирилл Ясько (Sakhalin.info)


Комментарии