Трудный быт и «Охинское дело» - 1930 год в истории города

Трудный быт и «Охинское дело» - 1930 год в истории города

12:09 19 мая 2020
Продолжаем публиковать отрывки из книги краеведа Александра Геллера.
Мы продолжаем публиковать отрывки из книги краеведа Александра Геллера по истории Охи. Первую часть его исторического исследования можно прочесть ЗДЕСЬ. В нем рассказывается о том, что происходило на севере Сахалина с 1920 по 1930 годы. 

 В этот раз размещаем отрывок, посвященный событиям, произошедшим в 1930 году.

  «На заседании бюро районного комитета партии ВКП(б), прошедшего 2-3 апреля 1930 года, придавая большое значение развитию огородничества в Охинском районе, было решено в 1930 году «вспахать 100 га земли (под коллективные огороды). Было поручено фракции РИКа выбрать участки под вспашку и обеспечить людей трактором, плугом, окучниками, семенами и мобилизовать массы для организации коллективов огородничества. Работу по организации огородничества поручить рабочему кооперативу».

В Охе продолжается гражданское и промышленное строительство, идет формирование новых улиц и городков. В военном городке строятся бараки для жителей Охи, устанавливаются утепленные палатки, строятся землянки, просуществовавшие вплоть до сороковых годов, для своих работников исполнительный комитет строит дома.

Кроме тех, кто приезжал на постоянную работу, в Оху прибывали и сезонные работники, которые по окончанию сезона возвращались к постоянному месту жительства. Сезонных рабочих надо было где-то расселять, а жилой фонд на то время не располагал достаточным количеством жилья. Поэтому в июне 1930 состоялось заседание Охинского бюро ВКП(б), на котором одним из вопросов рассматривалось строительство особого городка для сезонных рабочих.

 Постановили: «К 30 июня начать постройку особого городка для сезонных рабочих путём постройки палаток, бараков, пекарни, школы, столовой, бани, прачечной и магазина. Этот особый городок назвать Сезонным». Так с июня 1930 года этот городок, возникший еще в 1928 году на месте тайги и состоявший из палаток, наскоро сколоченных бараков, покрытых брезентом и землянок, получил название, дошедшее до наших дней.

В сезонном городке строятся бараки каркасно-засыпного типа, начальная школа, фабрично-заводская семилетка и детский дом. Начинается формирование ул. Бакинской (ныне – Блюхера). На месте землянок, построенных на зиму 1929 – 1930 гг. возводят индивидуальные дома. Тип построек был характерным для строительства этих лет – каркасно-засыпные. Всего было построено шесть домов.

Здесь же возводятся двухэтажные деревянные дома. Начинается строительство административного здания НКВД, здания сберкассы, устанавливаются утепленные палатки и строятся землянки.

В 1930 году ожидалось прибытие 4-х тысяч человек.

Для медицинского обслуживания, а к 1930 году в Охе проживало 12 тысяч человек, помещения существующей больницы не хватало. Поэтому было принято решение освободить второе здание на 17-ом участке, и довести число коек в больнице до 50, а жильцами в этом доме оставить только врачей и обслуживающий персонал. Также потребовать Крайисполком прислать в Оху двух врачей и произвести расчет необходимого медицинского персонала в 1930 году по Охинскому району.

В марте 1930 года вторая сахалинская окружная партийная конференция констатировала тяжелое положение с жилыми помещениями на Охе: «рабочие живут до сих пор в палатках; уже два года спят вповалку при ужасном морозе доходящим до 40 градусов и в таких невыносимых условиях живут не только взрослые; но и цветы жизни – дети. Эти цветы превращаются на Охе в жалкие создания и мы не имеем возможности дать им более лучшие условия. Школа помещается в здании устроенном для бани, арендованном у концессионера. Председатель РИКа вынужден помещаться на квартире в здании концессионера. Служебные помещения; жилье; коммунальные услуги; товаропродукты; стройматериалы все это в 1927-1930 годах приходилось заимствовать на кабальных условиях у концессионера.»

 В связи с развертывание сети школ и недостатком педагогического состава Охинским РайОНО было решено обратиться в коллегию ДальКрайОНО о том, что поселок Оха разрастается по населению и учитывая географические условия Охинского района и усиленную колонизацию (за июнь – сентябрь прибыло 9 тысяч человек) большую недостаточность кадров и в связи с введением Всеобуча, Охинский РайОНО считает целесообразным открытие в Охе отделения «при Индустриальном педагогическом институте и ставит вопрос перед ДальКрайОНО о включении его в смету».

Перед РайОНО, кроме обеспечения школ для нормального ведения учебного процесса учебниками и учебными пособиями, встала еще одна проблема – обеспечение школ дровами, а обучающихся – одеждой, обувью и горячими завтраками. Для особо нуждающихся в школах выделялись талоны на получение обуви и верхней одежды.

В поселке Оха для охвата детей дошкольного возраста существовала всего одна детская площадка, которую посещало 112 детей дошкольного возраста. Как отмечали в протоколе прошедшего первого съезда Советов Охинского района: «Много детей как школьного, так и дошкольного возраста не охвачены из-за отсутствия мест в классах, детсадах, яслях».

Еще  18 января 1928 года на открытом партийном собрании Охинской нефтяной концессии был заслушан доклад о военизации населения поселка Оха, которая должна проходить как через занятия в ОСОАВИАХИМе (общество содействия обороне, авиации и химической промышленности), отделение которого было открыто в Охе в январе 1928 года на 22 участке, а также через воинские сборы и учения.

Нередко в Охинском районе военизация превращалась в систему принудительных мер для лиц, осмелившихся критиковать районное руководство. Ярким примером этого служит попытка районного руководства, когда оно не смогло наладить нормальную жизнь района, навести порядок путем  принудительных мер, то есть провести военизацию.

 3 марта 1930 года на закрытом заседании бюро ВКП(б) рассматривался вопрос о мобилизации партийной организации. На нем было принято следующее постановление: «В условиях социалистической стройки и решительного наступления на капиталистические элементы города и деревни классовое сопротивление проявляется весьма решительно, а также внешний капиталистический мир проявляет чрезвычайную активность по мобилизации своих сил против единственного в мире пролетарского государства. Учитывая это, перевести всю партийную организацию на военное положение в две очереди. В первую очередь перевести на казарменное положение всех кандидатов и членов партии с молодым партстажем 1927-1930 годов и имеющих партвзыскания. Во вторую очередь все остальные. Срок казарменного положения для первой очереди месячный, а для второй – двухнедельный. Вопрос о мобилизации осветить на общих собраниях партячеек ВКП(б).

 Результатом такой военизации стало то, что в течении двух месяцев жизнь Охи была парализована. Из Охи в Александровск-Сахалинский шли письма с просьбой остановить беззакония, творящиеся в Охе.

В конце июня 1930 года в Оху была направлена бригада, которую возглавил председатель окружной контрольной комиссии Н. Мякинен. Результатом работы комиссии явилось возникновение так называемого Охинского дела, по которому проходил весь руководящий состав Охинского района: Н.В.Зельник – секретарь Охинского райкома ВКП(б), И.Н.Каратаев – председатель Охинского райисполкома, А.И.Латвель – начальник контрольно-пропускного пункта ОГПУ на Охе, Н.К.Вакулин – редактор газеты «Сахалинский нефтяник», Н.П.Селецкий – заведующий почтово-телеграфной конторой и Б..Н.Дубровин – народный судья.

Отдаленность Охи от центров (Москва, Хабаровск, Александровск-Сахалинский), отсутствие надежного транспортного сообщения, осуществление связи только путем посылки телеграмм привело к тому, что руководство Охинского района принимало единоличные решения без согласования с Сахалинским Окружкомом и ДальКрайисполкомом.

Все это породило мнение, что все решения, принимаемые руководством района, непогрешимы и не подлежат обсуждению, а на всех, кто не был согласен с ними приклеивались ярлыки: левацкие загибы, правый уклон, троцкисты и к ним применялись репрессивные меры, вплоть до увольнения с работы.

 До 1937 года оставалось семь лет, когда эти ростки репрессий переросли в страшную драму для страны.

Инспектор труда Г.И.Бухвальтер показывал: «Старый состав бюро районного комитета за смелые выступления пришивал дело, а также ставил вопрос об исключении из партии или предлагал покинуть остров, а также за малейшие проступки специалисты снимались с работы и были случаи когда их отдавали под суд. К их травле привлекали газету «Сахалинский нефтяник».

 «24 августа 1930 года собирается чрезвычайное собрание Охинской районной парторганизации на котором люди высказывали все, что у них накопилось на душе.

Кузнецов Г.К.: «Какой либо рабочий нечаянно сломает доску, то ему тут же приклеивают ярлык вредитель. Разве это политическое преступление»?

Демиденко И.И.: "Своей деятельностью старое партруководство готовило дворцовый переворот на Охе".

 26 августа 1930 года в Охе прошло выездное заседание коллегии окружной партийной комиссии. По её решению все руководство Охинского района было снято с работы, а на И.Н.Каратаева, А.И.Латвеля, М.П.Селецкого, Б.Н.Дубровина и 7 милиционеров были заведены уголовные дела.

Просмотров: 200