92 года
История одной из первых сахалинских авиакатастроф

История одной из первых сахалинских авиакатастроф

  • 12:03 18 ноября
Как погиб самолет П-5, совершавший рейс из Охи в Александровск-Сахалинский.
Оха считается воздушными воротами Сахалина. Именно сюда в 1930 году прилетел первый в островной истории советский самолет, которым управлял тогда молодой, а позднее прославленный летчик, Герой Советского Союза Михаил Водопьянов. Обычно, описывая становление гражданской авиации, историки опускают его трагические страницы. Тем не менее у сахалинских летчиков были и неудачи, которые дорого им обходились, а порой и стоили жизни.

Документы «Добролета» (это Российское общество добровольного воздушного флота, существовавшее в 1923–1930 годах в Советском Союзе), которые хранятся в Российском государственном архиве экономики, проливают свет на ряд подобных трагедий. Сегодня речь пойдет об одной из них, случившейся 85 лет назад.

22 января 1936 года пилот Николай Кутеко отправился в рейсовый полет на самолете П-5 из Охи в Александровск-Сахалинский. Помимо него, на борту были пассажиры М. А. Щербак, М. К. Жолобов, К. А. Шепель (к сожалению, в архивных документах их имена не указаны, только инициалы). Самолета в Александровске не дождались, организовали поиски и к вечеру нашли разбитую машину на льду Татарского пролива в полукилометре от берега возле села Ликолово (так в документах, но, возможно, речь идет о Луполово). Кутеко, Шербак, Желебов и Шепель погибли. Кроме того, во время поисков самолета двое рабочих провалились под лед и утонули. Что же произошло?

При пологом развороте

Для расследования катастрофы была собрана специальная комиссия. Она установила, что самолет вылетел из Охи в 10 часов 10 минут «при совершенно благоприятных условиях погоды» – при видимости в 30 километров и ветре в два метра в секунду. Осмотрев место крушения, специалисты выяснили, что П-5, летевший с большой скоростью на бреющем полете, ударился о лед при пологом развороте. При ураганном ветре с сильным снегопадом и видимостью в 10-20 метров пилот Кутеко потерял ориентировку в воздухе, несмотря на большой опыт в слепых полетах.

Этот человеческий фактор

Виноватыми «назначили» сразу несколько человек. Появилась информация о том, что заведующий метеостанцией Верещагино Яркович предоставил прогноз погоды, не соответствующий реальному положению дел. Синоптик аэрометеорологического бюро (АМБ) охинского аэропорта Косов вовсе выдумал прогноз в районе Погиби и дал пилоту «непродуманную» консультацию. А летчик Кутеко накануне прилетел в Оху с полулитром водки, правда, как заявил начальник аэропорта Вовченко, наутро тот вылетел совершенно трезвым.

Однако было очевидным, что пилот нарушил запрет о перевозке на П-5 более двух пассажиров. Самого Вовченко обвинили в недооценке метеорологических условий (оказалось, что видимость в Погиби составляла 800 метров, а в Александровске – 1 000 метров) и переоценке возможностей Кутеко. Начальник аэропорта, как посчитала главная инспекция, должен был тщательнее контролировать пилотов и работников АМБ. Дело о Ярковиче и Косове направили военному прокурору. Начальник Дальневосточного управления Гражданского воздушного флота наложил на Вовченко дисциплинарное взыскание.

Как оказалось, потерпевший крушение самолет дефектным не был, находился в хорошем состоянии. Со дня выпуска с завода мотор отработал 131 час 56 минут, что не превышало норму. Выяснилось, что П-5 рухнул на лед через час и 12 минут после взлета. На месте обнаружилось, что фюзеляж, плоскости, оперение, шасси, радиатор, винт – все было полностью разбито. В моторе уцелели только шатуны, поршни и цилиндры, остальные детали ремонту не подлежали. Во второй кабине уцелел компас, остальные приборы были разбиты. Горючее и смазочные материалы вытекли. Аварийная комиссия постановила уничтожить самолет на месте, а мотор разобрать на запчасти.

Очень способный пилот

Поиск по специализированным авиационным энциклопедиям и в Интернете, к сожалению, не выявил никаких сведений о летчике Николае Кутеко – одном из пионеров сахалинской авиации. Нам приходится довольствоваться только скупыми архивными данными. Николай Лазаревич родился в 1910 году в крестьянской семье, был рабочим и моряком.

Илья Мазурук, командир 13-го отряда ДВТУ ГВФ и будущий Герой Советского Союза, характеризовал Кутеко следующим образом: «Инициативный. Очень способный и легко усваивающий пилот. Дисциплинирован. Умеет работать в трудных условиях. Знает особенности гидроавиации. Характер уравновешенный и общительный, спокойный. Поведение недостаточно серьезное, проскальзывает детство. Замечен в выпивке и в плохом поведении в пьяном виде, имеет аварию мотора, повлекшую за собой аварию самолета, благодаря беспечному отношению пилота, за что имеет взыскание. Политически устойчив и благонадежен. Работает над собой мало, в общественной работе недостаточно активен».

Летную работу Николай Лазаревич начал в сентябре 1933 года после окончания школы Осоавиахима. В Дальневосточном территориальном управлении Гражданского воздушного флота он с 1 июня 1935 года по 22 января 1936-го налетал 602 часа 8 минут. На самолетах У-2, Ш-2 и П-5 преодолел в общей сложности 86 441 километр. На П-5 на сахалинских линиях Кутеко отработал 70 часов 50 минут (18 199 километров). Кроме того, он служил в звене санавиации ДальРОКК и Хабаровском отряде сельхозавиации СибУСХА.

П-5.jpg

Справка: самолет П-5 – многоцелевой, почтовый или пассажирский являлся модификацией разведчика Р-5. Представлял собой деревянно-фанерный одномоторный полутораплан с открытыми кабинами пилота и пассажира. Экипаж – 1 человек; максимальная высота полета – 6 400 метров; практическая дальность полета – 1 100 километров; максимальная скорость – 240 километров в час; взлетная масса – 3240 килограммов; вместимость – 1 пассажир или 300 килограммов груза.

Автор: Мария Лукоянова, старший научный сотрудник Сахалинского областного краеведческого музея, кандидат исторических наук
Фото: http://авиару.рф
Комментарии