Тяжбу длиной в три года ведут власти и жильцы расселенного дома

Тяжбу длиной в три года ведут власти и жильцы расселенного дома

11:07 28 ноября 2019
Семья охинцев отказывается переезжать в те квартиры, которые предлагает администрация.
Вот уже почти три года семья Сукрышевых в Охе ведет судебные тяжбы с местной администрацией и комитетом по управлению муниципальным имуществом и экономике.

Сейчас ей приходится буквально существовать в доме 15 барачного типа на Блюхера, построенном еще в 1932 году. Четырехкомнатная квартира площадью почти 85 квадратных метров находится в собственности семьи, здесь Сукрышевы прожили не одно десятилетие. После нефтегорского землетрясения дом был признан ветхим и подлежащим расселению, о чем свидетельствует постановление № 1300 к акту № 9. Согласно акту обследования БТИ, на 2006 год дом имел третью степень повреждения и 66 процентов износа.

image-27-11-19-04-25-20.jpeg

Дело до расселения дошло только в 2017 году. Однако в новострое 22б на Советской, возведенном с учетом демографии для жильцов деревянных многоквартирных домов барачного типа, квартира, предназначенная для переселения семьи Сукрышевых, оказалась на 4 квадратных метра меньше их законных «квадратов».

По словам Ольги Сукрышевой, для ее семьи – это минус в целую комнату, поэтому от квартиры они отказались. Впрочем, не они одни. В новом доме были обнаружены неполадки с вентиляционной системой, и, опасаясь повторения истории с «домами-убийцами», часть потенциальных новоселов не стали заселяться в квартиры.

По словам Ольги Сукрышевой, взамен вновь построенного жилья комитет стал предлагать семье другие варианты на вторичном рынке, но ни одна из квартир их не устроила.

«То, что они нам предлагали, оставляло желать лучшего. То квартиры на пятом этаже, а у меня маме 89 лет; то без ремонта нормального, но мы и так всю жизнь практически в землянке прожили. За три года нам так и не предложили достойное жилье. Сколько судов было за это время – не перечесть. Последний суд тянется почти год. Теперь нам пытаются «всучить» выкупную стоимость нашей квартиры в размере 740 тысяч рублей. Нас просто обманывают, ведь другие охинцы получают за свои старые квартиры гораздо большие суммы», – считает Ольга Сукрышева.

Год назад из дома 15 на Блюхера съехали последние соседи семьи Сукрышевых. Сейчас мать с двумя взрослыми сыновьями и старенькой бабушкой – единственные жильцы аварийного деревянного барака. Они упорно держат оборону и продолжают писать во все инстанции, жаловались даже в правительство региона. Впрочем, как утверждает Ольга, все ее обращения «спускаются» на уровень местной администрации.

«По отношению к нам поступают нечестно – будто мы не собственники, а наниматели. Конечно, нам бы хотелось получить квартиру, равную нашей по квадратам, в новострое. Почему мы должны были идти во вторичку, если нам по закону положено новое жилье? Но если нет в городе подходящей четырехкомнатной квартиры, мы согласны на двухкомнатную и однокомнатную. Только это должно быть хорошее жилье, а не абы что», – говорит Ольга.

 Выселение – вынужденная мера
У администрации городского округа и комитета по управлению муниципальным имуществом и экономике свой взгляд на происходящее. По их мнению, семья Сукрышевых до сих пор проживает в аварийном доме по собственной вине. Дом 15 на Блюхера вошел в первый этап переселения из аварийного жилфонда и должен был быть расселен до 1 сентября 2017 года. Действительно, специально для расселения этого дома были построены дома 22б и 22в на Советской.

«К сожалению, застройщик, получив нашу демографию с потребностями переселения, построил часть квартир меньше по площади, в частности для Сукрышевых. Семья отказалась переселяться в новое жилье. Вместе с тем Жилищный кодекс гласит, что предоставление равноценного по площади жилья действует только в отношении социального найма, в отношении собственников такого требования нет. Есть только выкупная цена или по соглашению предоставление других помещений», – поясняет Елена Бархатова, заместитель председателя комитета по управлению муниципальным имуществом и экономике.

image-27-11-19-04-25-8.jpg

Чтобы закрыть первый этап переселения и урегулировать вопрос с охинцами, не желающими переселяться в новые дома, в 2017 году на уровне областного правительства было принято решение о возмещении им стоимости изымаемых жилых помещений. Соглашение об этом было достигнуто практически со всеми, в том числе с семьей Сукрышевых. Ольга дала согласие на получение 1 миллиона 600 тысяч рублей «взамен» новой квартиры, был подписан соответствующий документ. Но потом неожиданно отказалась от реализации этого соглашения.

В последующем Ольге предлагалось еще несколько вариантов квартир в разных вариациях: одно- и двухкомнатная, одно- и трехкомнатная. От всех них семья Сукрышевых отказалась, даже притом что совокупная площадь предлагаемых квартир была больше «квадратов» их нынешнего жилья.

Кроме того, по словам Елены Бархатовой, в 2017 году, когда первый этап переселения закрывался, Ольге была предложена четырехкомнатная квартира в первом микрорайоне. От нее семья также отказалась, мотивировав это тем, что их старая квартира находится в долевой собственности трех лиц и им нужно раздельное жилье. Но закон предписывает выделять в таких случаях только одну квартиру, причем, согласно программе, по которой происходило расселение, увеличение площади было возможно не более чем на 15 процентов.

«Нам пришлось обращаться в суд с иском о принудительном выселении семьи Сукрышевых, поскольку их расселенный дом находится в аварийном состоянии и небезопасен для проживания. В первом иске суд нам отказал, так как комитетом не были соблюдены условия статьи 32 Жилищного кодекса. Сейчас в суде рассматривается второй иск», – поясняет Елена Бархатова.

 Отступать не намерены

32 статья ЖК РФ не подразумевает переселения, если с собственником не достигнуто соглашение. В рамках иска о принудительном выселении судом назначается оценка изымаемого жилого помещения, по результатам которой суд выносит решение о выплате собственнику денежного возмещения. Причем, в соответствии все с той же статьей 32 ЖК РФ, в стоимость жилья включается не только рыночная стоимость квартиры, но и рыночная стоимость доли земельного участка, на котором расположен дом, и стоимость не произведенного капремонта.

Оценка квартиры Сукрышевых назначена, ее проводит ООО «Антикризисный центр». Ориентировочно собственники четырехкомнатной квартиры в доме 15 на Блюхера получат за свое жилье денежное возмещение в размере около 1 миллиона 400 тысяч рублей. После чего будут принудительно выселены из своего аварийного жилья.

У Ольги все еще есть возможность выбрать квартиры на вторичном рынке. В последний раз несколько вариантов были предложены семье 21 ноября. Дать ответ комитету Сукрышевы должны в десятидневный срок. А вот получить выкупную стоимость квартиры в размере 1 миллиона 600 тысяч рублей, предложенную семье в 2017 году, уже нельзя – деньги на эти цели выделялись в рамках первого этапа переселения, а он давно закрыт.

«Мы стараемся соблюсти интересы собственников, но они не идут нам навстречу», – говорит зампредседателя КУМИиЭ.

Сукрышевы же, напротив, считают, что это их интересы не учитываются. По словам Ольги, сейчас из всех предложенных вариантов жилья на вторичном рынке ее устраивает только однокомнатная квартира на Советской, д. 24.

«Мы будем продолжать судебные разбирательства», – подчеркивает Ольга Сукрышева.

Очередное судебное заседание назначено на 17 декабря. Будем следить за развитием событий.

Автор: Ольга Терланова
Просмотров: 905