Мэр или не мэр?

Мэр или не мэр?

  • 22:28 30 марта
Текстовая онлайн трансляция из Охинского городского суда, где проходит заседание по административному иску Сергея Гусева к Охинской территориальной избирательной комиссии.
Сегодня, 30 марта, в Охинском городском суде проходит заседание по административному иску Сергея Гусева к Охинской территориальной избирательной комиссии. 

Вместе с Гусевым присутствует его представитель и защитник – Константин Степанов. Заседание открытое. В зале много слушателей как со стороны Гусева, так и со стороны ответчика – люди пришли поддержать и председателя охинской ТИК Наталью Суржукову. 

Заседание проходит под председательством судьи Е. М. Разяповой. В заседании принимает участие прокурор охинской горпрокуратуры
А. А. Черба. Гусев еще раз озвучивает свои требования и просит признать незаконным и отменить решение ТИК о непризнании его главой муниципального образования городской округ «Охинский». Ответчик стоит на своем: решение законное, Гусевым не были предоставлены документы об увольнении с основного места работы в 5-дневный срок, установленный федеральным законодательством.

Вновь рассматриваются все обстоятельства дела, обсуждаются документы, Гусевым делается акцент на состоянии здоровья, которое не позволяло ему исполнить закон. Для разъяснений по этому вопросу приглашен врач, к которому обратился за помощью С. Н. Гусев 17 марта, и который 19 марта оформил Гусева в стационар. Врач-лор Охинской ЦРБ поясняет: состояние здоровья Гусева было удовлетворительным, а стационар  это профилактическое назначение. Бортмеханик имеет хроническое заболевание, обычное для людей его профессии, и профилактическое лечение проходит ежегодно. 

image (6).jpg

В заседании объявлен перерыв до 15 часов. Рассмотрение дела сторонами будет продолжено сегодня.

15.05 – Сторона защиты высказало ходатайство о вынесении частного определения на действие ТИК, обнародовавшей на ТРК "ОХА" документы, имеющие служебный характер. 
15.12 – Прокурор задает вопрос: "Какие документы считаются служебными, и на основании чего они не могут быть обнародованы в СМИ?
– Извещение ТИК и протокол комиссии. Это служебная информация? Я считаю: да. Они приняты в госоргане. А кроме того, они представлены в суде, оспариваются в суде, то есть приобретают статус конфиденциальных и не могут быть обнародованы в СМИ, и нарушают положения о муниципальных и госслужащих, – выступает защитник.

Прокурор: "Нет, председатель ТИК не является госслужащей и муниципальной служащей"
15.18 – Судья: "Какие именно права Гусева нарушила Суржукова этим обнародованием?"
– Это личная жизнь гражданина, – говорит Степанов.

Судья: «Выборное лицо – это уже публичное лицо, и Гусев добровольно вступил в эти правоотношения, когда принял решение участвовать в выборах. Как обнародование этих документов может влиять на процесс?»
Суржукова: «Я озвучивала свою позицию, позицию ТИКа для избирателей, которые задавали вопросы и просили разъяснить ситуацию. Ничего тайного в этих документах не было. Ранее уже эти документы были показаны на комиссии. И я только отвечала на вопросы избирателей. Я не являюсь ни госслужащей, ни муниципальной служащей  уволена была на пенсию в прошлом году из избиркома. Я пенсионер».
Степанов: «Прошу вынести частное определение в адрес председателя охинской ТИК за нарушение профессиональной этики в связи с обнародованием документов служебного характера и довести его в облизбирком».

(Идет перечисление обнародованных документов и формулировка частного определения. Данные документы могли быть обнародованы только по коллегиальному решению комиссии. Защита считает, что подобными действиями предопределили решение суда.)

image (7).jpg

15.41 – Продолжается разбор вопроса о госслужбе. Прокурор говорит о том, что уже проводилась проверка по жалобе Гусева о том, может ли занимать Суржукова должность председателя ТИК. Нарушений не выявлено. Суд просит прокурора представить результаты этой проверки в суд.

15.43 – Судья предлагает приступить к рассмотрению материалов дела. Просит комментировать документы по ходу их оглашения, если у сторон возникают вопросы или комментарии. 

 
Оглашается первый документ: решение ТИК об отмене решения о признании Гусева главой округа. (Чтение решения)


15.54 – Степанов: «У меня комментарий по решению. Упор здесь сделан на справку "Авиашельфа"».
Суржукова: «Нет, мы основываемся на том, что Гусев не предоставил документов и никак нам не сообщил о своих действиях по направлению увольнения с работы». 
Степанов: «Нет. вы основываетесь на информационном письме "Авиашельфа". А это необъективно. Вы не организовали работу с кандидатом и принимаете серьезное решение просто на основании необъективной и недостоверной информации».

15.59 – Далее происходит оглашение последующих документов дела. Решение об итогах выборов. Защита спрашивает о том, когда было опубликовано решение о результатах выборов и почему.

Суд: «Вы с какой целью интересуетесь и как это может повлиять на наше дело? Зачем вы делаете на этом акцент? В чем претензия? Сроки публикации нарушены?»
Степанов: «Сведения опубликованы 23 марта в газете "Сахалинский нефтяник". И это и есть официальное извещение избирателей. И от него мы ведем отсчет 5-дневного срока предоставления документов».
Суд: «А когда должно было оно быть опубликовано по вашему мнению?»
Степанов: «В течение 5 дней после выборов».
Суржукова: «Нет. Официально публикации итогов выборов может происходить в течение 30 дней. Мы направили в газету 14 марта, а газета, когда смогла, тогда и опубликовала».
Гусев: «Хочу сделать заявление. Вопрос такой к Чураковой (главред "Сахалинского нефтяника"): если бы подали 13-го, а не 14 марта, было бы опубликовано 16 марта?»
Суд: «Редактор – не участник процесса. Она не может отвечать».
Гусев: «ТИК не обратился своевременно в редакцию и отсюда путаница».
Суд: «То есть официальная публикация итогов выборов есть законное извещение о выборах, и других средств извещения нет, по вашему мнению?»
Степанов: «Публикация. Да. Сначала публикация, а потом инаугурация. А ТИК просто принял решение об итогах выборов и от него ведет отсчет. А мы ведем от официальной публикации решения. На наш взгляд, ТИК не разъяснила кандидату. И тем более не приняты во внимание удаленность предприятия и больничный лист».

image.jpg

16.12 – Чтение документов дела продолжается. Лист дела 13,14...
В деле есть копия конверта. Отправитель Гусев. Штамп 21 марта. Получатель Охинская ТИК. Судья просит прокомментировать.

Гусев: «Я отправлял сведения о том, что уволился».
Судья: «До перерыва вы говорили, что отправили его 19 марта. А здесь штемпель 21 марта. Чему верить?»
Гусев:  «И 19-го отправлял, и 21 марта отправлял. И письменно, и электронно. Потому что не мог разобраться, как мне увольняться – то ли переводом на госслужбу, то ли с уходом на пенсию. В итоге вообще уволен по собственному желанию! А потому что мне никто не разъяснил, как делать и что...»  (Далее чтение документов дела – заявления на увольнения от Гусева (Прошу уволить с 24 марта...), приказ на увольнение (от 24 марта, в связи с выходом на пенсию по инициативе работника...), возражения охинской ТИК на листах дела 37-45...)

Суд: «Истец, доводы и возражения ответчика изучили?»
Степанов: «Да. Вопросов нет».

(Далее документы читаются. Заявление Гусева: "даю согласие баллотироваться на должность главы и в пятидневный срок представить документы в случае моего избрания об увольнении с основного места работы...")

Суд: «Комментарии будут?»
Стороны: «Нет».

Продолжается чтение документов. При чтении запроса в "Авиашельф" о статусе Гусева защита комментирует:
«Тик должен общим заседанием такой запрос делать, а председатель сама приняла решение проконтролировать Гусева и сделать запрос у работодателя. Превышение полномочий».

Степанов: «У нас вопрос. Почему решение об отмене решения об избрании мэром было принято на основании копий документов. И вообще, к чему было такая спешка – не дождавшись оригиналов из "Авиашельфа" принимать решение на основании копий?»
Суржукова: «Вы так же  предоставляете не оригиналы приказа об увольнении, а копию».

Судья зачитывает протокол комиссии от 22 марта об отмене решения о назначении Гусева мэром.

Степанов: «Человека пригласили из больницы после капельницы, вот как он мог адекватно на вопросы отвечать? Во-вторых, проект решения просто выставлен на голосование. Члены комиссии не комментировали его, не высказывались...»
Суржукова: «Проект решения изучался членами комиссии, все это снималось на камеру, не было просто чтение решения и голосование».
Судья: «Вы ссылаетесь на состояние здоровья, а в протоколе я не вижу вашего обращения к членам комиссии о том, что вам плохо и просите перенести заседание...»
Гусев: «Меня пригласили на заседание, я пришел, не помню, что там за вопросы мне задавали...»
Судья: «Ответьте на вопрос. Почему вы не сказали, что не можете сегодня быть на заседании, не просили его перенести?»
Гусев: «Суржукова знала, что я на больничном».
Суржукова: «Нет. Этой информации у меня не было».
Судья: «А почему вы остальным членам комиссии не сказали, что у вас есть причина перенести заседание, что вы больны и только твердите об отпуске?»
16.58 – Гусев: «Вот такое состояние у меня было. Я не контролировал себя и мог ошибиться».
Судья: «Гусев, вы подтверждаете содержание протокола? Согласны с ним?»
Гусев: «Считаем, что на комиссии не дали высказаться всем членам комиссии по этому делу – и это нарушение».

(Далее читаются листы дела с 55 листа...по 78... и т.д.)

17.17 – все документы оглашены.

image (1).jpg

Судья: «Мы сделали запрос в "Авиашельф" и получили ответ: "заявление с просьбой об увольнении поступило 21 марта в 21:03, номер 77, электронной связью и 27 марта по почте. Согласно штемпелям на конверте в 19.03 вышло письмо из Охи..."».
17.29 Судья: "Прошу представить вас, Суржукова, решение собрания о назначении выборов, акт об утверждении состава ТИК, акт об утверждении кандидата Гусева, протокол об итогах выборов, сведения, отправленные в газету. Еще необходимы какие-то документы, участники процесса? Если предложений больше нет..."
Гусев: «Я требую, чтобы допросили почтальона, где мое письмо в ТИК. Я отправлял письмо со сведениями об увольнении».
Судья: «Какого почтальона? Я не должна розыскными мероприятиями заниматься. Вы вправе сами сделать такой запрос на почту». 
Гусев: «Хорошо».

17.37 – объявляется перерыв до завтра, до 9.30

Текстовую трансляцию вела Анна Чуракова, 30.03.2017

Комментарии