Валерия Лимаренко заметили на базе «Самарга», принадлежащей Олегу Кану

Валерия Лимаренко заметили на базе «Самарга», принадлежащей Олегу Кану

21:09 11 июня 2020
Источник «СН» рассказал подробности «загородных» прогулок губернатора
Известная, благодаря расследованиям журналиста Эдуарда Петрова, база отдыха, расположенная на берегу реки Самарга в Приморье, снова стала Меккой для сахалинских чиновников. Территория принадлежит крабовому королю Олегу Кану, который находится в международном розыске по подозрению в совершении убийства. Река Самарга – это эксклюзивный, заповедный уголок Земли. Она богата разнообразными биоресурсами, включая калугу, таймень и голец. База Олега Кана располагается в устье этой реки.

Как стало известно редакции, территория приглянулась и новому сахалинскому губернатору: вертолетные прогулки в заповедную зону стали для него одним из любимых видов развлечения. Понять чиновника можно: в тех местах, говорят, отличная рыбалка и охота, таймень – самая распространённая добыча в местных водоемах. Вдали от глаз избирателей можно позволить себе развлечения на любой вкус.

– Добраться до места можно только вертолетом. База стала излюбленным местом отдыха для членов сахалинского правительства, причем как для прошлого, так и для нынешнего состава. Туда же вертолетом доставляют все атрибуты сугубо мужских развлечений, – рассказал «СН» источник близкий к ПСО.

Крайний рейс на Самаргу состоялся 6 июня из аэропорта Южно-Сахалинска. В 7:10 утра вертолет МИ-8МТ, бортовой номер RA-22388, совершил вылет с вертолетной площадки аэропорта. Через 10-15 минут этот борт совершил запланированную посадку за пределами аэродрома в районе южно-сахалинского кладбища, площадка для приземления была подобрана с воздуха. По имеющейся информации, на месте экипаж подобрал пассажиров – губернатора Валерия Лимаренко и его заместителя Сергея Байдакова. После, компания отправилась на базу отдыха Самарга, где провела около 11 часов. На островную землю вертолет вернулся около 20:20.

– Территория, на которой проходит отдых, тщательно охраняется. По периметру стоит высококвалифицированная охрана, объект оборудован камерами видеонаблюдения, связь с внешним миром не приветствуется – телефоны глушат. Лишних там не бывает. Только свои, и только приближенные, – продолжает источник.

Такие прогулки к заповеднику для Лимаренко и компании стали уже традицией, вылеты к месту отдыха совершаются на регулярной основе. Кстати, вопрос об источнике финансирования поездок остается открытым. Чаще всего полетное задание оформляется под другим предлогом. Учитывая, что загрузка пассажиров проходит вне аэропорта, они не проходят предполетный досмотр, а соответственно, не числятся в списке пассажиров официально.

Практика не регистрировать высокопоставленных пассажиров нередко заканчивается крупными разборами «полетов». Вспомнить хотя бы последний рейс губернатора Сахалинской области Игоря Фархутдинова с членами правительства, когда по неизвестной причине произошла катастрофа. И только благодаря тому, что вертолет не сгорел, удалось опознать всех погибших. Или полеты губернатора Лебедя, когда экипаж под давлением высоких чинов выполнял рейсы в условиях плохой погоды и врезался в провода, все погибли.

Но похоже, с тех пор ситуация изменилась мало. Списки высокопоставленных пассажиров на прогулки выходного дня зачастую не составляются, все происходит втайне от посторонних глаз. Это и не удивительно, ведь в противном случае на такие рейсы уже бы обратили внимание правоохранительные органы. Эти выезды – большой риск для членов экипажа, перевозка неоформленных пассажиров и полеты над заповедной зоной без предварительного согласования могут поставить крест на их карьере. Очевидно, что добровольно на такой риск не пойдет никто без особого распоряжения «сверху».

Стоит ли говорить о том, что использование воздушного судна в личных целях очень похоже на незаконное. К слову, один такой рейс может обходится региональной казне в достаточно серьезную сумму: час полета стоит около 300 тысяч рублей, не считая топлива. Учитывая время в пути – это около 1,5 млн рублей за полет в одну строну и обратно. Плюсуем сюда обслуживание техники и время ее простоя, пока чиновники предаются своим утехам.

Хотя все это, конечно, не главное. Первым вопросом этой истории становится совершенно другое: что может связывать нового сахалинского губернатора с опальным крабовым магнатом? Есть версия, что точкой пересечения интересов могла стать продолжающаяся браконьерская деятельность Кана на севере Сахалина, о которой наверняка известно высокопоставленному чиновнику. Все рыбопромысловые участки в этом районе острова скуплены людьми, представляющими интересы крабового короля, они ведут здесь промысел кеты, корюшки и, по некоторым сведениям, краснокнижной калуги, которая в последующем отправляется в порты Пуссана, в Южную Корею.

Впрочем, подобная связь прослеживалась и с прежним сахалинским губернатором, который также регулярно проводил время на базе Олега Кана. Но если связи браконьерского бизнеса с представителями власти и поездки, подобные описанной выше, в современных российских реалиях уже в целом не слишком удивляют граждан, то в условиях пандемии и ограничений в перемещениях – тревожат. Ведь сегодня любые поездки за пределы региона должны сопровождаться 14-дневной самоизоляцией, но, видимо, только не в том случае, если ты высокопоставленный чиновник. Вернувшись на Сахалин из Приморья, Лимаренко продолжил работу и не стал утруждать себя лишними ограничениями.


Автор: Екатерина Верик
Фото: стоп-кадр из видео Эдуарда Петрова
Просмотров: 6146