Тяжелый рок и тяжелая атлетика охинца Романа Конина

Тяжелый рок и тяжелая атлетика охинца Романа Конина

  • 17:37 02 Августа
«Когда люди говорят «не могу», я не верю!»

У Романа Конина из Охи два главных направления в жизни: спорт и музыка. Его путь к штанге не был прямым – он даже не подозревал, что однажды займется этим. А музыка с ним всю жизнь, но выход в свет в музыкальной сфере, возможно, только начинается. Сколько работы и тонн железа стоит за десятком секунд на соревновательном помосте и как самостоятельно стать рок-музыкантом, Роман рассказал «Сахалинскому нефтянику».

 

Музыка почти как допинг


– В соцсети у вас в интересах указаны музыка и тяжелая атлетика. Давайте с музыки начнем. Песни, гитарные композиции на вашей странице – это и исполнение ваше, и тексты? Кто записывал и сводил эти вещи?


– Да, это моя музыка, созданная, исполненная и записанная мной. Некоторые песни из тех, что на странице, не лучший пример, так как на тот момент уровень моей игры и вокала был гораздо ниже, чем сейчас. А я всегда стремился развиваться и делать все лучше – таков мой принцип. Я самокритичен, но это, как мне кажется, только двигает вперед. Записывал и сводил тоже я в домашней мини-студии, вокал писал у товарища, так как у него был хороший микрофон.


Тексты тоже пишу, но только прям под вдохновением и какими-то внутренними переживаниями. Можно, конечно, сесть и просто напридумывать рифм, но, на мой взгляд, такой текст не будет живым.


Музыкальных композиций у меня много, какие-то есть в соцсетях, но основная часть – в моей голове, и многое еще не записано. Идей просто неимоверное количество. Но сейчас я больше сосредоточен на спорте, и на все не хватает времени.


11.jpg


– Получается, музыка пока на втором месте после спорта?


– Сейчас и всегда музыка имеет огромное значение в моей жизни. Да, я не зарабатываю ею, но могу уверенно сказать, что она помогает мне жить, и ее я точно не брошу. Тем более все-таки тяжелая атлетика и тяжелая музыка дополняют друг друга, это все настоящее, мужское, и меня эта музыка заряжает, действует почти как допинг.

 

image-28-07-22-10-02-1.jpeg


Научусь играть не хуже рок-кумиров


– Откуда музыка взялась в вашей жизни?


– Наверное, с рождения, ибо мой отец тоже был музыкант, и я с пеленок впитывал тяжелую музыку, которая играла дома. Мама также занималась музыкой и окончила музыкальную школу, поэтому можно смело говорить про гены. Помню, как в детстве приходил к бабушке, собирал всю посуду и барабанил, хотел стать изначально барабанщиком. Помню, даже гитару сам делал. Но вот серьезный толчок к занятиям музыкой случился лет в 13, когда я случайно зашел в актовый зал школы и увидел, как репетирует школьная рок-группа старшеклассников. Вот с этого момента я сказал себе, что стану гитаристом, и уже 20 лет этим занимаюсь.


Но по прошествии лет позволю себе смело заявить, что никакие гены не дадут результат, если не будет труда и пахоты. С инструментом я занимался часами и сейчас продолжаю. Я когда-то сказал себе, что научусь играть не хуже моих рок-кумиров. В принципе, мне это удалось.


image-28-07-22-10-02-7.jpeg


В Охе такой музыкой делиться практически не с кем


– А где играть учились?


– Учился сам, какие-то азы мама показала – несколько стандартных аккордов. В ход шли книги с уроками, потом Интернет и видеоуроки. Много слушал музыки и пытался снимать на слух, тем самым развивая его. Очень много работал над техникой исполнения. Желание было просто дикое. Поэтому, когда люди говорят «не могу», я не верю!


– Выступаете?


– Выступал достаточно много, играл в различных группах, работал с Игорем Бельским в его коллективе «Сотоварищи» – это из последнего. Но я всегда был любителем более тяжелой и серьезной музыки, а в Охе, к сожалению, такой музыкой делиться практически не с кем.


Если уехать в более крупный город, с удовольствием повыступал бы в клубах, поработал в качестве сессионного музыканта с кем-то известным, занялся бы саундтреками к фильмам или компьютерным играм.

 

image-28-07-22-10-02-2.jpeg


Меня это поражало, и я решил попробовать


– Музыка – с рождения, а тяжелая атлетика?


– В этот спорт я пришел через поиск себя, достаточно поздно, в 25 лет. С детства занимался разными направлениями: единоборствами, боксом, борьбой. Лет в 16 пошел в карате-кекусинкай, и это было мое самое серьезное занятие на два года. Карате дало неплохую базу, у меня был хороший тренер Алексей Михайлович Гнездилов. Я ему очень благодарен. Этого человека уже нет с нами, он многое вложил в меня.


С 18 до 23 лет был период абсолютно без спорта. Я пришел в плохую физическую форму, не мог ни разу подтянуться. Настолько ухудшил свое состояние, что в один прекрасный момент сказал себе: «Все, хватит, надо начинать заниматься». И вот с 23 лет и по сей день продолжается мой путь в спорте.


Сначала тренировался года два со своим весом: подтягивания, брусья. Бегал. Потом год прозанимался силовым троеборьем. И в этот период мое внимание всегда приковывали люди, которые берут чью-то становую тягу на грудь и поднимают ее вверх. Меня это поражало, и я решил попробовать.


image-28-07-22-10-02-3.jpeg


– К чему это привело?


– Теперь моя профессия связана с физической культурой и спортом, я работаю инструктором в спорткомплексе и, помимо этого, еще тренер по тяжелой атлетике и силовому фитнесу. До этого много лет работал на нелюбимой работе, которая меня тяготила. Учусь на кафедре физической культуры и спорта, постоянно самообразовываюсь и стараюсь развиваться.


Есть много планов: например, открыть с моим другом и соратником Алексеем Пугачевым, который является кандидатом в мастера спорта по тяжелой атлетике, официальную секцию от федерации тяжелой атлетики Сахалинской области и тренировать детей.

 

image-28-07-22-10-02-4.jpeg


У одного талант – успех повсюду, а у второго тяжкий труд – такая суть!


– То есть, оказалось, что тяжелая атлетика – это то самое?


– Как ни странно, для штанги я одарен не был. Физики у меня хватает, но этот спорт выставляет очень высокие требования к гибкости атлета, а вот с ней у меня беда, чисто анатомически и физиологически. Можно сказать, что я выбрал не совсем свой спорт, но, вопреки всем обстоятельствам, я таки добился первого взрослого разряда, который прям заслужен, и на этом останавливаться не собираюсь, иду дальше. У меня даже несколько строк есть об этом: «Не каждому дано, но всем под силу, Вопрос лишь в том, как сложен будет путь, У одного талант – успех повсюду, А у второго тяжкий труд – такая суть!» Наверное, все мои достижения – это только характер и упорство.


Из личных рекордов: соревновательный толчок – 130 килограммов, рывок – 105 килограммов. В подсобных упражнениях на тренировке: приседания со штангой на плечах – 220 килограммов, со штангой на груди – 185 килограммов, толчок со стоек из-за головы – 150 килограммов, становая тяга – 240 килограммов.


image-28-07-22-10-02-10.jpeg


– Значит, несмотря ни на что, тяжелую атлетику не бросаете. Хотя переломные моменты наверняка были?


– Безусловно, случались. Была серьезная травма, которая вообще поставила вопрос о дальнейших занятиях. Не хочу пугать, а то люди и так полны стереотипов, что штанга калечит, я скажу – нет. Травмы в тяжелой атлетике не чаще, чем в других видах спорта, а порой даже и реже. Та травма произошла исключительно по моей глупости и стечению обстоятельств.


Из соревновательной практики больше всего запомнилась мое неудачное выступление, когда я подходил просто в шикарной форме, но что-то пошло не так. И уже на следующий год я выступил удачно, поднял свои лучшие результаты и стал чемпионом области.


Возрождение тяжелой атлетики в Охе началось с единственного атлета


– Как в целом в Охе с тяжелой атлетикой?


– Во времена СССР у нас здесь была секция, но потом все развалилось. Тяжелая атлетика стала непопулярна, не то, что раньше. Получается, я первый человек в наше современное время, который после большого перерыва начал заниматься в Охе тяжелой атлетикой. Потом друг заинтересовался Денис Винокуров, с которым вместе пауэрлифтингом занимались, затем Алексей Пугачев.


Позже я начал вести тренерскую деятельность, молодые ребята из СахГУ стали приходить, интерес проявили и женщины, которые, вопреки всем стереотипам о неженственности этого спорта, доказывают обратное, а именно: показывают результат и при этом выглядят прекрасно. Для меня самого все это была дополнительная мотивация. Так, вместе с командой мы все-таки смогли возродить этот спорт на севере Сахалина и успешно развиваемся в этом направлении.


Я очень благодарен своему первому тренеру Валиулову Сергею Николаевичу – он заложил тот фундамент, который мне был необходим к дальнейшему развитию, дал определенные знания, а также помогал хорошо подводиться к соревнованиям.


А вообще, Сахалин славится сильнейшими штангистами, у нас очень много спортсменов высочайшего уровня, которые выступали и выступают даже на мировом помосте!


image-28-07-22-10-02-5.jpeg


– А кто из сильнейших в истории тяжелой атлетики вас вдохновляет?


– На меня повлияли Юрий Власов – выдающийся тяжелоатлет СССР, Дмитрий Клоков – очень сильный атлет, серебряный призер Олимпийских игр, Дмитрий Берестов – последний олимпийский чемпион в современной России 2004 года, а также Михаил Кокляев – сильнейший штангист, стронгмен и пауэрлифтер.


«Опустить, вес взят!» – самые прекрасные слова


– Про тяжелоатлетов говорят: «Тренироваться часы, дни, месяцы, годы ради каких-то секунд на выступлении». Что для вас спрессовано в этих секундах?


– Да, мы усердно тренируемся, проделываем колоссальное количество работы, перетаскиваем тонны железа, но в этих секундах вся кульминация тренировочного процесса. Ведь именно соревнования – это показатель, насколько хорошо ты тренировался. А как приятно, когда тебе говорят: «Опустить, вес взят»! Вот это самые прекрасные слова в эти мгновения.


– Такие большие сильные люди выходят поднимать штангу, и даже не верится, что они тоже волнуются. А ведь волнуются?


– Бывает, что атлет подходит иногда в прекрасной форме, на тренировках поднимает очень много, но на помосте штанга ему неподвластна. Это, как правило, происходит именно из-за волнения, мы еще называем это «перегорел». А иногда это волнение, наоборот, мобилизует тебя, происходит выброс адреналина, и ты поднимаешь очень легко. Поэтому очень важен настрой. Мне помогает поддержка тренера и друзей, а также музыка в наушниках во время разминки и подготовки к выходу на помост. Но, скрывать не буду, волнение я испытываю всегда, главное, чтобы это волнение не было слишком деструктивным.


– А что у вас в голове, когда выходите на помост?


– Пустота. Я вообще ничего не вижу, как будто передо мной никого нет. Я в каком-то своем мире. И вот она штанга, вижу только ее. И в этот момент ни о чем не думаю – подниму, не подниму. Просто начинаю выполнять упражнение.


– Напутствие молодым атлетам, пожалуйста.


– Обязательно слушайте своего тренера, ищите свою комфортную технику, много тренируйтесь, а главное, верьте в свои силы. Ведь человек способен на многое, если сильно этого захочет! Ну а на помосте – быть уверенным в себе и думать только о штанге, ведь это единственный наш соперник и партнер, как писал в своей песне Владимир Семенович Высоцкий!


Автор: Елена Кочегарова
Фото: архив Романа Конина
Комментарии