Размер шрифта: A A A
Спорт
Елена Кочегарова

Участник из Охи Данила Редников пробежал Московский марафон

Участник из Охи Данила Редников пробежал Московский марафон

Такую дистанцию охинец преодолел впервые.

Охинец Данила Редников спортсменом себя не считает, позиционирует, скорее, как любителя-физкультурника. Но это не помешало ему с хорошим временем финишировать в одном из самых крутых и массовых марафонов страны – Московском, который состоялся 18 сентября в самом центре столицы. Город был перекрыт, участников поддерживали целыми организациями, а маршрут провел бегунов по топовым достопримечательностям центра. Ради чего люди бегут 42,2 километра и что при этом чувствуют, Данила рассказал «Сахалинскому нефтянику».


– Вы специально прилетели на Московский марафон или подгадали попутно? Готовились именно к нему или в принципе рады участвовать в любом подобном мероприятии?


– Дело в том, что слот на данный марафон я приобрел еще два года назад, но из-за пандемии этот старт дважды откладывали. У меня была такая установка – первые свои 42 километра я пробегу на главном старте страны в Москве. Потому что это действительно большое событие, даже для столицы: перекрываются улицы, собирается огромное количество участников – в этот раз было больше 23 000 человек. И более 11 тысяч из них стартовали на дистанции марафона.


Вышло так, что я совместил возвращение домой и участие. Старту предшествовали три сложных перелета с большими пересадками и разницей во времени, поэтому я был не совсем в подходящей физической кондиции. Но подсобрался.


Марафон 1


– Это ваш первый марафон. Приходили ли неожиданные мысли во время бега? Победитель, например, в своем интервью говорил, что последние километры ненавидел вообще все марафоны как явление, у вас не было такого?


– У меня не было неожиданных мыслей. Я душой понимал, что это будет за объем, и бежал с пониманием. У подавляющего большинства спортсменов, – не ультрамарафонцев, а тех, кто только встал на этот путь преодоления себя, – у них возникают на каких-то километрах сомнения: «Для чего это все нужно?» и «Зачем я над собой издеваюсь?». У меня не возникало. Москва – прекрасный город, красивый, чистый, очень комфортно бежать, много болельщиков по краю трассы, это сильно подбадривает: они читают имена, хлопают в ладоши, дают пять, кто-то даже наливает брют – очень прикольно, весело, и за всем этим ты не замечаешь особо пройденный километраж.


– На каком километре стало тяжело? Как справлялись?


– Говорят, что марафон начинается после 30-го километра, а самый тяжелый период – после 35-го. Рубежом для моего организма оказался 38-й километр. Стало сводить ноги, и, думаю, что не только я, но и большинство участников добегали уже на морально-волевых. Но при этом все бросить уже и мысли не возникает ни у кого, потому что километров за пять до финиша тебя встречают люди, и попробуй только остановиться – все равно тебе будут помогать.

 

И ты сам, когда по трассе бежишь и видишь, что кто-то перед тобой остановился, хлопаешь его по спине, говоришь: давай, мы сможем! Все заряжены общим делом, позитивом, у всех одна цель – дотерпеть и пересечь отметку 42 195 метров.

 

Это не только мой самый первый марафон, это мое первое настоящее преодоление такой дистанции, раньше больше 36 километров не бегал никогда. И чисто психологически я был очень давно готов к преодолению этой отметки. Что касается физики – в этом году не считаю, что хорошо готов. Можно было и лучше. Хотя за это лето я пробежал достаточно много, порядка 1 000 километров, но это были кроссы по 10–15 километров – совсем другая работа, когда организм использует другие ресурсы.

 

К марафонской трассе нужно подходить иначе, питаться правильно – она не простит отсутствия солей и углеводов в организме, и ты не сможешь преодолеть себя, или это будет крайне тяжело.

 

Благо, сейчас спортивное питание далеко шагнуло вперед. Если раньше бегуны хлеб с изюмом жевали, и это нужно было запивать, то сейчас есть гели, которые позволяют получить в небольшом объеме нормальную дозу всего, что нужно интенсивно работающему организму: микроэлементы, витамины, соли и минералы.

 

Мои часы пишут, что за время бега я потерял порядка 4 500 килокалорий – их нужно восполнять. В процессе выходит много жидкости с солями, и поддерживать водно-солевой баланс – это самое главное на трассе. Пункты питания и освежения были расположены на каждом пятом километре. Где-то кормили бананами, апельсинами, где-то давали гель, где-то изотоник, постоянно была вода, губки. Все это на каждом официальном марафоне есть, по-другому просто не прожить на такой трассе.


Марафон


– Менялось ли настроение по ходу забега?


– Покупая два года назад слот, я указал кластер, где бегут спортсмены послабее, и потом менять не стал. Подумал, если побегу быстрее, обгоню. Народу много, и первое время я пытался обогнать тех, чей темп медленнее моего. В результате на первых пяти километрах вот этими перестроениями я себе привез лишних 200 метров. Из своего сектора H я почти догнал ребят из F.


Очень доволен своим результатом. Задача-максимум была – выбежать из четырех часов, задача-минимум – просто пересечь ленту, потому что я понимал, что после перелетов будет достаточно тяжело, и главное – финишировать, не важно с каким временем. Поэтому, когда понял, что могу в четыре часа уложиться, был очень воодушевлен. Для марафонцев четыре часа – это такой пограничный рубеж. Те, кто бегает, как я и чуть похуже, мы все к нему стремимся. В итоге получилось пробежать за три часа 50 минут.


– О болельщиках – помогает их поддержка?


– Очень сильно помогает. Без них было бы скучновато. Москва подготовилась: организации выходили поддержать нас целыми коллективами, в корпоративной форме, натягивали свои баннеры, ставили арки, играла музыка, били барабаны. Бежишь и видишь – о, РЖД, дальше бежишь – «Спортмастер», сотовые операторы и так далее. Болельщики были почти на всей трассе. Нет такого, что ты бежишь в пустоте. Даже просто люди останавливаются поболеть.


Конечно, для москвичей марафон создает много неудобств – даже дорогу нельзя перейти, пока улица перекрыта. Кто не проникся спортом, те ругаются, но, я надеюсь, что с каждым годом понимание и принятие таких вещей будет расти. И мы это видим. Когда бежит 23 000 человек, уже подумаешь, а надо ли что-то против говорить? Значит, есть у них какая-то общая идея.


Московский марафон становится популярнее, больше и интереснее. Такие события объединяют даже на международном уровне, люди стремятся на них попасть. Есть такие элитные марафоны, на которые еще а ну-ка, попади, попробуй.


– Было что-то, что стало неожиданностью для вас на этих соревнованиях?


– Скорее, нет. Но, наверное, поразило всеобщее ликование, ощущение единой, каждому понятной цели  преодолеть себя. И пусть у кого-то была задача выбежать из трех часов, а у кого-то дойти до финиша за шесть (это максимум, отведенный на преодоление марафона), важно было не это.

 

Ну и, конечно, прекрасная организация мероприятия. Для меня теперь планка сильно задрана.


Я размышляю о масштабах: 23 000 человек переодеть в раздевалках, накормить, затейпировать. Все это нужно организовать. Каждого провести по трассе, отснять, отследить номер – на каждом пятом километре велась статистика по забегу, чтобы ты сам и знакомые твои смотрели.

 

Разглядывая свою статистику, вижу, что первую половину хорошо пробежал. Вторая похуже, и я там подрастерял позиции в итоговом протоколе. Но все равно оказался в лучшей половине: и в абсолюте, и по своему возрасту. Знаю, что можно пробежать быстрее. И хоть я не фанатик бега до мозга костей, но после таких соревнований хочется постараться, поработать посильнее и планочку по времени еще чуть подвинуть. Моя новая цель – три часа 30 минут. А достижима ли она – посмотрим.

Фото: архив Данилы Редникова

Возврат к списку



Самое читаемое
«Любим и ждем!» Видео для поддержки солдат снимут на Сахалине

Охинцев приглашают поучаствовать в съемках 7 октября.

1211
На новом стадионе в Охе уже сломано 11 кресел

В спортшколе объяснили, кто должен нести ответственность за объект.

982
«Новый путь» охинского художника Федора Мыгуна

«Хочется внедрить в современность предметы с росписью коренных народов».

870
Фоторепортаж
«Гиревчонки» зажигают

«Гиревчонки» зажигают

Видео
На новом стадионе в Охе уже сломано 11 кресел

На новом стадионе в Охе уже сломано 11 кресел