Ульяна Колганова: «Не считайте, что проблема преувеличена»

Ульяна Колганова: «Не считайте, что проблема преувеличена»

  • 12:55 13 апреля
Бывшая охинка из Италии призывает земляков отнестись к угрозе коронавируса серьезнее.
Ульяну Колганову знают многие охинцы. Она родилась и выросла в Охе, училась в школе № 7, окончила Сахалинский топливно-энергетический техникум, а затем хабаровский университет. В 1999 году ей даже довелось пару месяцев работать внештатным корреспондентом ГТРК «Оха» и газеты «Сахалинский нефтяник», о чем, по ее собственному признанию, она вспоминает с большой теплотой.

В 2000-х трудилась ведущим специалистом в комитете по управлению муниципальным имуществом и экономике администрации района, в ООО «Сахалинавтотранс», в Охинском городском суде. В 2015-м, в рабочей командировке в Москве, познакомилась с будущим мужем, Марко Белломо, итальянским адвокатом.

Сейчас Ульяна живет в Италии, в регионе Трентино-Альто Адидже, городе Больцано. Он находится на самом севере, в Альпах, и граничит с Австрией и Швейцарией, а также с итальянскими регионами Ломбардия и Венето, где бушует COVID-19.

«В нашем городе все начиналось с шуток – мол, опять какой-то вирус у китайцев. Мы думали, что нас это никогда не коснется. Люди путешествовали, работали, пили кофе, ели пасту. Немного напряженно смотрели на то, как в Италии стали избегать китайцев, как кого-то из китайских туристов не впустили в нашу страну, но не придавали этому особого значения. Пока в соседнем регионе не выявили первый случай заражения…

Это случилось 20 февраля, в маленьком городке Кодоньо, регион Ломбардия. Прошло всего 2,5 месяца, а там уже 140 000 зараженных, 18 000 человек умерли. И цифры растут. За месяц официального карантина, а в Италии он начался 10 марта, количество заболевших выросло в 14 раз. Почему вирус распространился так быстро? Потому что не сразу был введен карантин, не сразу ввели ограничения, не сразу свободолюбивые итальянцы, привыкшие обниматься и целоваться при встрече, начали их соблюдать.

Итальянцы не осознавали всю серьезность ситуации. Это и понятно – ты не боишься того, о чем не знаешь. Когда 5 марта закрыли все школы и учебные заведения, многие дети и их родители, как и в России, восприняли это как каникулы. Они поехали отдыхать в другие регионы, развозили вирус по стране и привозили его в свои города. Пока в Ломбардии и Венето коронавирус бешеными темпами косил жизни, в моем соседнем Альто Адидже было относительно спокойно. Но так, как наш регион туристический, в нем много горнолыжных курортов, сюда съезжался народ со всего мира. В отеле, где я работаю, оказался больной немец, он привез коронавирус из Германии. Слава Богу, у нас из персонала никто не заболел, были соблюдены все меры.

6 марта я вынужденно перестала работать, потому что в отеле просто никого не осталось, все туристы разбежались.

7 марта ввели частичный запрет на передвижение между регионами.

8 марта полностью закрыли регион Ломбардия. Отменили внутренние рейсы по стране. Про поезда межрегиональные, к сожалению, сказать не могу, но внутри региона они еще ходили, когда я в последний раз была вне дома. А было это три недели назад.

9 марта закрылись все гостиницы в стране

10 марта закрыли все заведения, все магазины, спортзалы, рестораны, офисы, суды, салоны красоты, и прочее, оставили только супермаркеты, аптеки и учреждения социальной значимости, типа банка или почты. Запретили массовые собрания, свадьбы, похороны, концерты, курсы, судебные заседания, и прочее.

Ввели строгий режим передвижения по городу. Только в масках, только в супермаркет, только в аптеку или к доктору, или на работу, если ты не трудишься дома удаленно. Еще с собачкой погулять, но выход только с заполненной анкетой – кто ты, куда и зачем идешь. И уголовная ответственность за дачу ложных показаний. Пока еще были открыты парки, где гулял народ. Однако очень скоро не стало и этого.

С 22 марта был введен полный запрет на выход из дома. По городам страны начали курсировать полиция и армия. Но к этому моменту и без них народ осознал серьезность положения, 99 процентов населения соблюдали режим.

Страх появился и у меня. Страх, что я попаду в больницу и умру там одна. Вы должны знать, что все, что показывает об Италии российское телевидение, – правда, даже немного смягченная. Итальянская медицина была не готова к такому наплыву больных.

Медперсонал не справляется, не хватает мест в больницах, не хватает врачей, медикаментов и масок, оборудования. И это в процветающей Европе! Умирают врачи, медсестры и даже священники, которые были в контакте с больными. От 600 до 800 умерших от коронавируса в день – для маленькой Италии это колоссальные цифры. Сначала вирус забирал только пожилых людей, а потом начал стремительно «молодеть». Начали умирать молодые здоровые люди, которые не имели до этого никаких хронических заболеваний. От коронавируса умерли двое коллег моего мужа на Сицилии. Болен и находится в отделении интенсивной терапии бывший муж его сестры. Вот уже три недели без улучшений, и мы готовы к худшему. Больна моя подруга из соседнего городка, но пока болезнь протекает легко. Надеюсь на лучшее.

Худшее же в том, что если человек попал в больницу с коронавирусом, то не видать ему своих родных до выздоровления. Вирус слишком заразен. Если человек умирает в больнице, последний, кого он видит перед смертью, – медсестра. Родным запрещено забирать и хоронить покойных. А ведь Италия – лидер по летальности от коронавируса.

Сомнительное лидерство, однако.

Что касается моего маленького альпийского региона, здесь на сегодняшний день заболевших 2000 человек, 200 умерло. Кажется, мало, по сравнению с Ломбардией? Но эти 2000 составляют 0,38 процента населения региона, и это еще не предел. Да, нас спасает удаленность от остальной Италии, горы, чистый воздух и относительно небольшая плотность населения, и, что немаловажно, менталитет северных итальянцев. Здесь, на севере, в Альпах, смешались итальянская культура и австрийская, а австрийцы славятся своей организованностью и ответственностью. Если сказано сидеть дома, – люди так и делают. Но многонаселенная Ломбардия с ее центром в Милане, с ее активностью, дома не усидела…

Мы на карантине уже месяц. Сын учится онлайн в своей школе, я нахожу себе другие занятия дома, а вот муж-адвокат ходит каждый день на работу в свой офис, где он работает один. В провинции есть свои отдельные законы и свои выплаты. Мне, потерявшей работу раньше времени на месяц, положены дополнительные выплаты. Моему мужу – нет. По всей Италии сейчас, судя по новостям, происходит раздача бесплатного питания и гуманитарной помощи для особо нуждающихся слоев населения, организованы пункты горячего питания. Также предусмотрена небольшая материальная помощь малому бизнесу и семьям, имеющим детей, которым нужны услуги няни.

Сначала было тяжело привыкать к карантинному режиму. Особенно, когда на улице весна, пахнут цветущие деревья и дует теплый свежий ветерок с гор. Но жизнь дороже.

Когда мы нуждались в помощи, Евросоюз пожал плечами: «Ну, вы там сами как-нибудь…». В итоге Италии помогли Россия, США и бедная Куба. Я не знаю, как отнесется Италия к предательству, пока мы просто стараемся пережить этот кошмар.

Грядет страшный экономический кризис по всей Европе. В Италии особенно пострадает малый и средний бизнес, живущий за счет несметных толпищ туристов.

Что бы я хотела сказать своим землякам? Не нужно считать, как когда-то считали итальянцы, что проблема с коронавирусом преувеличена. На Сахалине уже 11 заболевших, дай Бог, чтобы их число не росло. Берегите себя и своих детей, не стоит злиться на то, что вы вынуждены сидеть дома. Это для вашего же блага. Берегите своих пожилых родителей, бабушек и дедушек, они в группе риска. От всего сердца желаю здоровья и благополучия.

Ульяна Белломо (в девичестве Колганова), 10.04.20».

Комментарии