Андрей Бендяк – первый криминальный репортер «Сахалинского нефтяника»

Андрей Бендяк – первый криминальный репортер «Сахалинского нефтяника»

  • 13:00 24 июля
В рубрике «Люди «Сахалинского нефтяника» рассказ журналиста, который работал на сломе эпох.
Сегодня в рубрике «Люди «Сахалинского нефтяника» Андрей Бендяк. Он уже почти четверть века работает в пресс-службе «Сахалинморнефтегаза». А начинал свою карьеру в охинской районке.

«Я родился в Охе, мои родители работали в энергетике. После школы поступил в ДВГУ на отделение романо-германской филологии.

После службы в армии задумался о переводе на заочное отделение. Но изучение языков такой формы не предусматривает. Пришлось сменить и специализацию. Так я попал на отделение журналистики ДВГУ. В 1991 году студентом-заочником вернулся домой и пошел устраиваться в «Сахалинский нефтяник».

Это было странное время. Ощущалось, что живем на сломе эпох. Газета числилась органом горкома партии, но партийной жизни уже, по сути, не было. В августе состоялся путч, и на площади в Охе собрался митинг в поддержку нового курса страны.

Перемены коснулись и редакции. В ней работали люди, что называется, старой закалки. Например, в отделе промышленности был корреспондент, он писал статьи годов с 50-х. Стиль, изложение, все у него было устоявшееся еще с тех времен.

Я пришел на место журналистки, которая уходила на пенсию. Она работала в газете чуть ли не со сталинской эпохи. Рассказывала, как однажды помогла редакции избежать страшной опасности – в газете передовицей шел материал о том, что рыбновский колхоз наградили за успешную зимовку скота. Наборщик ошибся и напечатал заголовок «Награда за успешную зимовку Кота». Журналистка рассказывала, что совершенно случайно заметила опечатку уже в типографии и что если бы исправить не успели, то за смешную ошибку наказание было бы очень серьезным.

Я с удивлением слушал эти рассказы. В это же время уже несколько лет выходил «Коммерсант» с его смелыми текстами, написанными новым языком, с его яркими заголовками. Я старался писать так же, делать такие же интересные заголовки.

Занялся в том числе криминальной тематикой. До меня эти темы в газете, кажется, не освещали. Я стал рассказывать о преступлениях, делал сводку криминальных событий. Тогда журналистам было намного проще работать в этом плане, меня пускали в дежурную часть, давали журнал оперативных событий.

Вместе с тем у меня нет ощущения, что 90-е годы были «лихими», как их сейчас все вспоминают. Преступления – кражи и пьяные драки, такие же, как сейчас. В общем, 90-е годы не оставили у меня ощущения черного времени.

Это касается и каких-то бытовых вопросов. Меня выручало еще и то, что я подрабатывал репетитором, обучал детей английскому. Но все же больше всего, мне кажется, Оху спасало то, что ее основной отраслью была нефтянка.

По сути «Сахалинморнефтегаз» был для Охи всем. Представьте, в начале 90-х в Охе и Ногликах в компании работали 29 тысяч человек, практически две трети населения. Дома культуры, детские сады, коммуналка, всем занимался «Сахалинморнефтегаз». Даже снабжением в определенной степени.

За проданную за рубеж нефть СМНГ получала валюту, а на нее покупала иностранные товары – от одежды до техники, от машин до бытовых мелочей. Все это потом распределялось по предприятиям. Работники тянули жребий, кому что достанется, а потом выкупали дефицитный товар по достаточно смешным ценам. Я во время такой лотереи получил видеомагнитофон. Коллеги тогда на меня немного обижались – работаю всего пару месяцев, а отхватил такой ценный лот.

В «Сахалинском нефтянике» я проработал всего год. Мои материалы читали в областном центре и пригласили поработать на «Советский Сахалин» и «Свободный Сахалин». Я прошел двухнедельную стажировку в «Свободном» и стал спецкором издания по Северу.

Ну а чуть позже в Охе создали телерадиокомпанию.

У истоков ее стоял документалист из Киева. Он приехал снимать фильм о Сахалине, а ему предложили сделать и возглавить ТРК. Он недолго пробыл на посту генерального директора и уехал домой, а должность отдали мне.

Снимок.JPG

Одновременно я доучивался в университете.

Когда я сдавал выпускные экзамены и защищал диплом в 1995 году, произошла нефтегорская трагедия. В университете помогли мне закончить все дела побыстрее, чтобы я вернулся домой, но все равно в Оху я приехал только спустя месяц.

Тогда землетрясение стало для нас главной темой.

Но уже очень скоро, буквально через пару месяцев, меня позвали работать пресс-секретарем в «Сахалинморнефтегаз». Тогда эта должность была в новинку. Мало какое ведомство или компания имели в своем штате людей, которые отвечали за связи с прессой. Так я стал, возможно, одним из первых пресс-секретарей на Сахалине. С тех пор моя жизнь связана с «Сахалинморнефтегазом».

Комментарии