"Сахалинский нефтяник" стал моим профессиональным стартом" - Андрей Коломиец

"Сахалинский нефтяник" стал моим профессиональным стартом" - Андрей Коломиец

  • 12:26 10 сентября
О том, как "технарь" стал журналистом, потом пиарщиком, а потом управленцем.
Сегодня в рубрике «Люди «Сахалинского нефтяника»» рассказ Андрея Коломийца, известного охинцам по работе в «Дельфине». Уже несколько лет он - заместитель руководителя спорткомплекса. До этого Андрей Коломиец был сотрудником управления капитального строительства. Но 20 лет назад, до карьеры чиновника и управленца, он работал журналистом в охинской районке.

- Я выпускник Киновидеотехнического колледжа Петербурга. После окончания приехал домой, в Оху, и стал работать на телевидении, на мне были технические вопросы. Параллельно стал работать уже как журналист на местном радио. Поднабрался опыта и начал записывать короткие синхроны, так называемые «хрипушки», даже для областного радио.

В конце 1990-х в Охе создавалась газета объявлений. Ее владелец пригласил меня на работу. Я занимался буквально всем – макетом, версткой, писал статьи. Даже название «Охинский экспресс» придумал я.

А через некоторое время мне позвонил редактор «Сахалинского нефтяника» Михаил Крупельницкий: «Хочешь работать в настоящей газете?»

Крупельницкий знал меня еще по радио. Он часто брал мои материалы к себе в газету – просто утром записывал на диктофон новостные выпуски, набирал текст на печатной машинке и ставил на полосы, разумеется, со ссылками на автора.

Я пошел в «СН» не раздумывая, даже при том, что зарплата была меньше, чем я получал в «Охинском экспрессе». Но для меня это было важным этапом – признанием моего профессионализма со стороны коллег.

Это был 1999 год.

Кроме меня и Крупельницкого в «Сахалинском нефтянике» работали еще двое журналистов.

Газета в те времена была довольно замшелой. Такой пережиток советских времен – не было острых тем, язык казенный. Поэтому падал тираж. От 15 тысяч экземпляров в неделю, которые печатали когда-то, мало что осталось.

При этом тогда, на стыке 1990-х и 2000-х годов, совсем не было цензуры. Можно было писать, что хотели, свободно критиковать власти. Но в «СН», видимо, по старой памяти, на это не решались.
А у меня стали выходить такие материалы. Делал я и статьи на сложные социальные темы, такие, как «Дочки-матери» о школьницах, которые забеременели, родили и бросили учебу.
Было интересно делать живые, человеческие истории. Помню, несколько энтузиастов решили обогнуть мыс полуострова Шмидта на самодельном плоту. Строили его в гараже. Путешествие вышло неудачным – плот разбило в щепки, а ребят выкинуло на берег. Они чудом избежали смерти.

Я освещал их эпопею с момента начала строительства плота. По-моему, вышел хороший материал.

Мне нравилось работать в «Сахалинском нефтянике». Я много писал, каждый месяц превышая установленную норму строк раза в два. Это хорошо сказывалось и на зарплате. Впрочем, все равно в газете платили мало. В то время долги по зарплате были обычным делом, люди выкручивались, кто как мог. Но в «Нефтянике» жалование мы получали всегда в срок и моей семье даже легче стало жить, когда я перешел в газету.

Еще мне очень нравилась типография. Она располагалась в том же здании, что и редакция, на первом этаже. Когда работали печатные станки, было ощущение, что рядом идет поезд. Я любил бывать в типографии, она была словно из прошлого времени – старые станки, старые технологии.

В редакции еще не было компьютеров, тексты набирали на печатной машинке, мне пришлось ее осваивать.

В один из дней, когда я печатал, мне позвонила Маргарита Цой. Мы были знакомы, потому что раньше она работала на областном радио и мы пересекались. К тому моменту она создала небольшую фирму, занимавшуюся пиаром. Ее компания взялась за продвижение Игоря Фархутдинова на выборах губернатора. Маргарита пригласила меня работать в предвыборный штаб.
К тому времени я уже был внутренне готов к подобным поворотам, к дальнейшему росту. Поехал в Южно-Сахалинск, познакомился с работой и потенциальными коллегами и вернулся в Оху, чтобы забрать семью. Михаила Крупельницкого мое увольнение огорчило, но расстались мы по-доброму.

Так я оказался в областном центре. Мы провели губернаторскую кампанию, Фархутдинов ее выиграл. Еще примерно года полтора я работал в фирме.

Как раз в это время «Сахалинморнефтегаз» перевез главный офис в Южно-Сахалинск. Так как в компании работали в основном охинцы, мы хорошо друг друга знали. Я ушел в "Сахалинморнефтегаз" в отдел по связям с общественностью. Проработал там 10 лет и дорос до начальника отдела.

К тому времени я получил еще одно образование – окончил факультет «Государственного и муниципального управления», и мне хотелось, чтобы мое образование совпадало с моей работой. Я ушел из "Сахалинморнефтегаза", где к тому времени делал уже одно и то же, в управление капитального строительства Охи. А потом перешел в спортивно-оздоровительный комплекс «Дельфин», где работаю и сейчас.

Я проработал в «Сахалинском нефтянике» недолго, всего полтора года. Но газета стала тем стартом, который позволил мне сделать карьеру и многому научиться.


Комментарии