Мостовой переход Сахалин – материк обсудили в Охе

Мостовой переход Сахалин – материк обсудили в Охе

  • 14:14 29 октября
Общественные слушания касались прокладки железной дороги по заказнику «Тундровый».
В Охе прошли общественные слушания по строительству мостового перехода Сахалин – материк. Проект, который называется «Строительство железнодорожной ветки Селихин-Ныш с мостовым переходом», представлял Виталий Мельник, инженер первой категории, представитель проектировщика АО «Дальгипротранс».

Ажиотажа на слушаниях, скажем так, не было. Уже после завершения обсуждения участники рассуждали о том, почему охинцев не заинтересовала тема, и сошлись на том, что строительство моста волнует многих, но организаторы слушаний недостаточно анонсировали мероприятие. Большинство охинцев о нем просто не знали.

Что касается самого обсуждения, то началось оно с 40-минутного доклада Виталия Мельника. Он рассказал, почему слушания проходят в Охе: участок железнодорожной трассы по проекту пройдет по Охинскому району, по территории заказника «Тундровый». Поэтому презентация была посвящена оценке воздействий на окружающую среду и особо охраняемые территории.

Площадь заказника «Тундровый» – 189 тысяч гектаров. Большая его часть – леса (58 процентов) и болота (28 процентов).

Заказник создан в 1987 году на землях Охинского лесничества. Это совместный проект правительства СССР и (внезапно) Индии. Дело в том, что Индия и Оха лежат на пути миграции нескольких редких видов птиц, ради их сохранения «Тундровый» и был создан. В заказнике обитают белоплечий и белохвостый орланы, сухонос, скопа, улит.

А вообще задачи заказника – охрана птиц, северного оленя, редких зверей и лесных сообществ.

Представитель проектировщика отметил, что трасса затронет только небольшую часть «Тундрового» и пройдет по участку, где нет лесов, а только заболоченные участки и заросли карликовых деревьев.

«Восстановление заказника после проведенных работ мы оцениваем примерно в 500 миллионов рублей. Для сравнения, аналогичные мероприятия в еще одном заказнике в Хабаровском крае, через который пройдет стройка, обойдутся в 10 миллиардов рублей».

Все работы в заказнике должны подчиняться строгим правилам. Прописано, что можно делать и как. Список разрешенного очень ограничен – обслуживание нефтегазопроводов, существующих дорог и прочее. Впрочем, допускается и «строительство линейных объектов», таких как железная дорога, но при условии согласования всех этапов работ в профильных ведомствах.

Экологические риски оцениваются не только от строительства, но и эксплуатации объектов. По оценкам проектировщиков, на десятый год эксплуатации по железнодорожному переходу будут перевозить 9,2 миллиона тонн грузов в год.

«Тундровый» – место обитания северо-западной популяции северного оленя. Но, по данным специалистов на участке, который затрагивает стройка, этих животных нет.

Инженер представил меры минимизации влияния на природу, и все они очевидны (например, минимально возможное использование площадей при прокладке дороги). Максимальное использование существующих дорог. Контроль за используемой техникой, чтобы она не ездила вне дорог, контроль за горюче-смазочными материалами, своевременный вывоз образовавшегося мусора, рекультивация, контроль за собаками на объектах, пресечение случаев браконьерства среди строителей и прочее.

Инженер объясняет это тем, что пока проект на стадии технико-экономического обоснования. То есть пока все очень общее и примерное. Более детальные программы мероприятий можно делать, когда будет конкретный план строительства.

К докладчику были узкоспециализированные, непонятные обывателю вопросы про размеры коэффициентов (для железных дорог он 1,8, а в проекте – 1,6). Но все же по-настоящему охинцев интересовал один вопрос – как предполагаемая стройка касается лично их?

«Знаете стихотворение, написанное в 30-х годах? «Нельзя ли у трамвала вокзай остановить?» Чтобы мне оказаться у вашего вокзала, нужно завести машину при минус 30 градусах зимой и ехать 260 километров. Мы какое имеем отношение к теме обсуждения?» – спрашивал участник слушаний Михаил Юрьевич.

«Понимаю, о чем вы говорите. Да, сейчас вы далеко от железнодорожных путей, но намного проще будет делать ответвления, в том числе и к вам, когда будет проложена центральная магистраль», – ответил докладчик и добавил, что строительство перехода необходимо Сахалину и Охе.

«Я походил по Охе и видел десятки пятиэтажек, в которых зияют пустые окна. Это говорит о том, что город пустеет, люди уезжают. Это касается не только Охи, но и всего Сахалина. Железная дорога может дать толчок к развитию региона. Да, строительство железной дороги несет экологические проблемы, без этого никак. Нужно копать землю, рубить деревья, без этого никак. Но это обоснованный риск», – сказал Мельник.

«Если прокладывать железнодорожную линию от села Вал до мыса Погиби, откуда мостовой переход пойдет на материк, то получается не очень большое расстояние по прямой», – рассуждали участники слушаний.

«Однако почти все оно пойдет по территории заказника, а это совершенно иной размер вреда, нанесенного природе», – парировали проектировщики.

Михаил Юрьевич в ответ возразил, что природу гробят и без железной дороги, и припомнил реку Монги, которая была нерестовой, а стала почти мертвой и без глобальных транспортных проектов.

«Внесите в свои планы строительство железной дороги Оха – Ноглики. Это стратегическая задача», – настаивал Михаил Юрьевич. А еще посоветовал перед началом строительства моста освятить его и предположил, что охинская узкоколейка не выдержала испытание временем, возможно, потому, что ее не благословил священник.

Комментарии