Как залезть в пасть медведю и выжить

Как залезть в пасть медведю и выжить

  • 12:42 04 декабря
Рассказ об истории, случившейся в Охе много лет назад.
В редакцию «Сахалинского нефтяника» прислали рассказы нашего бывшего земляка, работника ОГРЭ Марселя Булатова. Сейчас он живет в Казани и записывает очерки о себе, о людях, с которыми его сводила судьба. Такие рассказы не совсем подходят для новостного сайта, но мы хотим, чтобы вы тоже их прочли.

На Северном Сахалине и во второй половине 20 века еще имелись таежные места с медвежьими углами. Особенно около нерестовых рек и ручьев, куда лососи заходили метать икру. Встречи с медведем были нередки.

Медвежий бизнес был основан на приглашении зарубежных любителей охоты на медведя. Когда обнаруживали зверя, его прикармливали тушками разной живности. Убедившись, что в определенном месте обитают 1 или более медведей, местный охотник с лицензией на отстрел зверя звонил за рубеж, чаще в Германию. И сообщал, что есть гарантия выйти на медведя в течении 3-5 дней. Получив сообщение о выезде зарубежного гостя, местный медвежатник организовывал встречу, проживание и сопровождение с 1-2 охотниками. В течении недели со дня приезда, как правило, охота состоялась. И испытав все волнения встречи с обреченным хищником, иностранец с заснятой кинолентой, иногда со шкурой медведя, когтистой лапой или чучелом головы отбывал в свои края.
В периоды нереста лососевых ему доводилось видеть на застольях красную икру, приготовленную на его глазах. Тайга и таежные озера в периоды перелетов были полны диких уток и гусей. И различной ягодой – черникой, брусникой, клюквой, красникой, в просторечии именуемой клоповкой из-за сильного запаха. Эта ягода была редкостью для Европы. И ее заказывали из Москвы и ресторанов зарубежья.

С одним из таких местных охотников мне повезло познакомиться. Но уже прошло много лет с тех времен, когда он «общался» с медведями подобным образом. Он закончил топографический техникум, работал в геофизическом тресте и дослужился до старшего топографа в производственном отделе. Это был добрый и приветливый человек , и весьма грамотный специалист.

Достаточно близко я познакомился с ним на заготовках зеленого силоса для местной фермы. Борис Семенович Юрченко был в отряде косарей. Я работал вилами на погрузке силоса в кузова автомашин, которые курсировали от покоса до фермы. Жили в палатках, по вечерам собирались у костра. Умеренно пили водку, которую заказывали из города.

Я заметил, что правая рука Бориса Семеновича от запястья до локтя и выше локтя в глубоких шрамах. И он всегда был в рубашке и закатывал рукава только на самом покосе, я увидел эти шрамы и спросил откуда они у столь миролюбивого уважаемого человека. «Было дело» - улыбнулся он. Не от него, от других сотрудников треста я узнал удивительную историю его встречи с медведем. И если бы не видел шрамы, не поверил бы услышанному.

Около 10 лет назад, в свои за сорок, Борис был с другом на рыбалке. Жили в палатке на берегу речки. Палатку поставили в парковом лесу – среди редких лиственниц и кустарников кедрового стланика, на белой поляне ягельного мха. Встреча с медведем произошла на 2-й день их прибытия на место. Василий ушел на речку. Борис Семенович направился в заросли стланика посмотреть-пособирать кедровые шишки. Медведь вырос перед ним на расстоянии полутора-двух метров. Он стоял на задних лапах, приподняв передние и открыв огромную пасть зарычал, двигаясь на мужчину. Бежать-отступать было поздно. Зубастая красная пасть, высунутый язык и злющие глаза надвигались на Бориса Семеновича. Он закричал сильно, как мог, и с размаха засунул правую руку глубоко в раскрытую пасть зверя. Медведь упал на него. Лапы рвали куртку. Зверь хрипел и мотал головой. Тяжелая туша с грубой длинной шерстью навалилась на Бориса Семеновича. Страха не было, но силы покидали его.

Вдруг он почувствовал судорогу огромной туши. Пасть медведя раскрылась. Лапы перестали терзать хрупкое тело человека. Медведь отвалился, в голове его между ушами торчал топор. Лезвие глубоко ушло в череп. Над ними стоял Василий и глубоко дышал. Широко раскрытые глаза излучали ужас. Губы медленно разжимались.

Борис Семенович стал подниматься и упал на руки своего спасителя. Василий срезал разорванный рукав куртки и широким тампоном, смоченным в водке, стал протирать глубокие порезы на руке Бориса Семеновича. Непьющий Борис Семенович опрокинул в себя полстакана водки. Василий налил себе полный стакан. Подобие улыбки показалось на его губах. Говорить они еще не могли.

Длинный июньский день дал им возможность сделать перевязку, перетянув руку выше локтя, чтобы уменьшить истечение крови. Трасса была в 10 километрах. Василий уложил друга на спальные мешки, налил в термос горячего чая, сделал бутерброды. И с топориком в руках двинулся к трассе, делая затески на деревьях для обратной дороги.

Первая машина на трассе оказалась грузовиком, перед которым Василий встал с топориком в руках. Минут через 10 показался легковой УАЗ. На нем можно было доехать до речки, где стояла палатка с Бориса Семеновича К полночи они попали в больницу. Руку ему спасли.
Через день в местной газете сообщили о столь удивительной схватке двух людей с могучим зверем. После выхода из больницы Борис Семенович взял отпуск и улетел в санаторий под Москвой, где его героическая рука успешно заживала.

За победу над медведем медалей не дают. И Борис Семенович просил не расспрашивать о происшествии. На Сахалин он вернулся через 3 месяца, побывав в родных краях на материке. Он снова стал улыбчивым человеком. И только с Василием они временами говорили о пережитом, и поминали погибшего медведя. Иностранцам, которые появлялись на острове, рассказывали о случившимся с Борисом Семеновичем. Некоторые просили о встрече с ним, но получали отказы.

Через 10 лет Борис Семенович вышел на пенсию и уехал в Липецк. С глубокими светлыми чувствами я вспоминаю его как одного из самых замечательных людей, с которыми мне посчастливилось быть знакомым.

Эти воспоминания в мои скорые 80 все еще волнуют меня и вызывают улыбку, словно это я оказался сильнее медведя.

Комментарии