Живая ель и 400 граммов сладостей - как отмечали Новый год в Охе раньше

Живая ель и 400 граммов сладостей - как отмечали Новый год в Охе раньше

  • 02:30 21 декабря
Даже в эпоху  тотального дефицита веселее праздника не было. 

Мы давно привыкли к тому, что на Новый год на городской площади красуется большая искусственная елка, в магазинах – изобилие продуктов, а в детских подарках – огромный выбор сладостей. Молодым поколениям сложно представить, что когда-то было по-другому. А ведь было. Давайте вспоминать вместе.

Оха 1950-х. Елка в новый год на площади не устанавливалась, зато она была в каждом доме и на каждом предприятии. И не какая-нибудь искусственная, а самая настоящая – живая. Повсеместно в коллективах проводятся утренники для детей сотрудников. Новогодних костюмов в магазинах нет. Поэтому ушки зайчиков и юбочки снежинок малышне заблаговременно шьют рукодельницы-мамы. 

По традиции на утренник приходят Дед Мороз и Снегурочка – как правило, из числа самих сотрудников предприятия. Дети водят хороводы, поют песни и, конечно же, читают стихи, стоя на неизменном деревянном табурете. Каждый за свои старания обязательно получает подарок. В него, согласно документам, обнаруженным краеведом Александром Геллером в архивах района, входит ровно 400 граммов сладостей. В 1953 году примерный рекомендованный ассортимент детского новогоднего подарка выглядел так: карамель «Снежок» или «Золотой улей» – 50 граммов, конфеты «Цитрон» или шоколадные – 50 граммов, карамель «Малина со сливками» – 50 граммов, карамель «Гусиные лапки» – 50 граммов, печенье – 50 граммов, шоколад – одна плитка, яблоко – 100 граммов. Из всего перечисленного в остром дефиците были именно яблоки, даже в новогодних подарках они были не всегда.

«Бывало, что раздобыть подарок с яблоком можно было только в Южно-Сахалинске. Помню, отец привез из командировки целый ящик – сбежались все соседи и друзья. Фрукты вообще были диковинкой для Охи, их, если удавалось приобрести, подвешивали дома вместо игрушек на елку», – вспоминает Александр Геллер.

Домашнее новогоднее застолье разнообразием не отличалось. В большинстве семей варили картошку, готовили пельмени, котлеты, соленую сельдь и… оленьи языки. Да, да, не удивляйтесь. В 1950-х этот продукт продавался в охинских магазинах.

Хорошим подспорьем к празднику были новогодние подарки для трудовых коллективов. Их готовил СахТорг и поставлял в торговые точки, где подарки закупались местными предприятиями. Праздничному продуктовому набору того времени многие позавидовали бы и сейчас. В подарок обязательно входила колбаса местного производства, сыр, копченая рыба, фруктовые, рыбные и овощные консервы, шоколадные конфеты и пять наименований алкоголя: шампанское, виноградное вино, коньяк, настойка, пиво. 

Судя по воспоминаниям очевидцев, Новый год в Охе отмечали с размахом. Александр Иосифович помнит, как в один из праздников коллективу почтового отделения прямо к месту работы доставили две 200-литровые бочки пива – для корпоратива. Это не считая уже упомянутого шампанского, вина, коньяка и др. Работники почты гуляли всю ночь. Новый год, наряду с 1 Мая и 7 ноября, был одним из самых важных и любимых праздников охинцев 1950-х.

К слову, новогоднюю елку на площади в Охе стали устанавливать только в начале 1970-х годов. Это была конструкция, сформированная из нескольких хвойных деревьев. Такая практика сохранялась вплоть до начала 2000-х годов. Елками из елок украшали актовые залы школ и детских садов, учреждения культуры.

Детство Светланы Царевой пришлось на 1970-е годы, она родилась и выросла в поселке Колендо. Тогда в Охе считалось, что именно на периферии можно «добыть» дефицит. Возможно, для каких-то товаров это справедливо, но не для мандаринов. Их в район завозили один раз в год – перед Новым годом. А апельсины охинская ребятня видела и того реже.

«Никогда не забуду, каким событием был завоз мандаринов в магазины. Их продавали при огромном скоплении народа не более 2 килограммов в руки. Поэтому в магазин приходилось брать всех родственников. Чуть лучше обстояли дела с яблоками. Но в школьных бесплатных подарках всегда было только по одному яблоку и мандарину», – рассказывает Светлана Царева.

Как и в 50-х, живые елки стояли в каждом доме, в школе, детском саду, на предприятиях. Тогда на их вырубку разрешений не требовалось, в канун Нового года мужчины отправлялись в лес и подбирали самую красивую елочку. Дома ее украшали игрушками из стекла, ваты и картона, на макушку водружали звезду – обязательно красную, развешивали яблоки, мандарины и грецкие орехи, завернутые в фольгу – в 1970-х в Охе этот продукт был в дефиците. По воспоминаниям Светланы Царевой, северяне, у которых родственники проживали в южных регионах страны, тогда считались счастливчиками, ведь перед Новым годом они получали посылки с продуктами, недоступными сахалинцам. В том числе и с орехами.

Зато в магазинах в изобилии продавались бенгальские огни и хлопушки, поэтому после Нового года разноцветными бумажками был засыпан весь поселок.

В ночь празднования семья собиралась у телевизора, он транслировал всего один канал, на котором шел «Голубой огонек». На столе – обязательно винегрет, оливье и холодец. Красная икра, которую сейчас охинцы тщетно разыскивают в магазинах, тогда считалась обыденным продуктом. И сейчас еще многие помнят, что она продавалась на развес, прямо из огромных бочек. Набирали и раскладывали ее большими черпаками.

К детям перед Новым годом обязательно приходили Дед Мороз и Снегурочка, командированные от предприятия, на котором трудились родители.

«Если повезет, то трезвые. Но обычно хорошо подшофе, ведь к столу приглашали в каждом доме», – вспоминает Светлана. Для долгожданных гостей малышня готовила песни и стихи и выступала, по давно сложившейся традиции, на табурете возле елки.

А вот писем с просьбой о подарках Деду Морозу не писали. Дети знали, что и так получат свой подарок – такой же, как у других. Просто были счастливы – без айфонов, модной одежды и дорогих игрушек.


Автор: Ольга Терланова
Фото: тематическая иллюстрация
Комментарии