Достучаться до федеральных структур

Достучаться до федеральных структур

В течение недели в островной области работали члены Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека под председательством Михаила Федотова, советника главы государства.  
В рамках этого визита состоялся ряд публичных мероприятий. В частности, заседание круглого стола на тему «Соблюдение прав коренных малочисленных народов Севера», участие в котором приняли представители КМНС из различных муниципальных образований,  региональной власти, компании «Сахалин Энерджи», общественники.

Ведущий заседание Андрей Бабушкин, член президиума постоянной комиссии по общественному контролю Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, сумел, на мой взгляд, весьма продуктивно построить дискуссию, пресечь наметившуюся изначально митинговость.  С другой стороны, оказалось, что он, как говорится, в теме, благостные отчеты чиновников въедливого общественника явно не удовлетворили. Во вступительном слове Бабушкин заметил, что данной темой Совет стал заниматься года три назад, озаботившись проблемами аборигенов. Это и утрата национального сознания, самобытной культуры, и забвение родного языка. Таков, к сожалению, итог урбанизации.

Особый интерес проявляют правозащитники к изучению языков.
– Судя по статистике, в Сахалинской области картина вполне благоприятная, – сказал Бабушкин. – Более 900 ребят изучают нивхский язык.  Но надо посмотреть, насколько эти цифры соответствуют действительности. И мы собрались сегодня не для того, чтобы говорить друг другу приятности…

Тем не менее, из официального и оптимистичного доклада Николая Мизинина, недавно назначенного начальником управления коренных малочисленных народов Севера правительства области, следовало:  власть всемерно поддерживает аборигенов в рамках государственной национальной политики. Растет число представителей КМНС, увеличивается продолжительность их жизни (в 2016 году этот показатель составлял 54 года, в текущем – уже 57). Для проведения медицинских осмотров в отдаленных местах проживания создано  11 мобильных бригад. Бюджет частично оплачивает обучение молодежи, проезд к месту нахождения образовательного учреждения и обратно. На территории области зарегистрировано 88 родовых хозяйств и общин.  Оказывается поддержка в плане изучения родных языков, хотя на сегодняшний день на острове всего 7 учителей нивхского языка, этого недостаточно.  Проводятся массовые спортивные, культурные мероприятия…

Мизинин был намерен продолжать чтение многостраничного  доклада,  но ведущий заседания, руководствуясь регламентом, сократил поток административного оптимизма – его более интересовали существующие проблемы и пути их решения.

Не удалось полностью озвучить заготовленный текст и Владимиру Агнюну, представителю коренных малочисленных народов Севера при Сахалинской областной Думе. Исходя из горького опыта предыдущего оратора, об успехах он рапортовать не стал, обозначив в числе основных проблем традиционное рыболовство ( более 80 общин  не могут в полной мере заниматься этим привычным делом) и проведение этнологической экспертизы (в местах традиционного проживания аборигенов),  механизм реализации которой четко не прописан на федеральном уровне.
На вопрос из зала, сколько законодательных инициатив внесено самим представителем КМНС при облдуме, конкретного ответа не последовало.

– Вы уже второй срок пребываете в этой должности, – не сдержал эмоций Владимир Санги, вождь племени «Кетнивонгун». – По количеству региональных законов, защищающих права этносов, островная область отстает от других регионов в 3–4 раза.  У нас практически нигде не преподается нивхский язык, министерство образования предоставляет фальсифицированные цифры.

Санги привел ряд примеров, когда преподаватель  нивхского языка за десятилетие не провел ни одного урока, получая при этом зарплату. Таким же образом «отличились» и некоторые методисты из института усовершенствования учителей.  Но в отчетах – все нормально!  Сегодня, увы, на нивхском языке аборигены младше 70-ти лет уже не разговаривают…

По мнению Санги, нужно создавать малокомплектные модульные детские сады и школы с изучением родных языков, а также специализированную кафедру при СахГУ. Он призвал использовать опыт республики Саха (Якутия), где это вопрос решен давно и положительно.
У именитого писателя – свое мнение и по поводу закона о родовых общинах, который, по его словам, настолько «перелопатили», что выхолощен весь смысл. Сохранение же традиционного образа жизни – главная проблема нынешнего дня.

Выступление Владимира Санги сопровождалось аплодисментами участников «круглого стола». Видимо, вождю племени понятны и близки «болевые точки» аборигенов.

Александра Няван, глава семейной родовой общины малочисленного народа нивхи «Вагис» (село Некрасовка Охинского района) заострила внимание на том, что в данный момент практически невозможно осуществлять традиционное рыболовство: все рыбопромысловые участки принадлежат коммерческим структурам, руководители которых запрещают КМНС доступ к морю.

– Мы не можем поймать рыбу даже в установленных квотах, нас постоянно заставляют идти на поклон к «хозяевам», - сказала она. – Кроме того, на Рыбновском побережье, где не действует сотовая связь, по отношению к представителям КМНС применяются такие силовые методы как угроза оружием, уничтожение орудий лова.

Ведущий «круглого стола» Андрей Бабушкин, прервав оратора, проявил настойчивость, требуя конкретики – о ком идет речь?  По словам Няван, претензии адресованы монополисту Олегу Кану, за ним числится пять предприятий, которые ранее принадлежали Алексею Павленко.  Методы «работы», видимо, передались (вместе с правом собственности) по наследству, ничего в этом плане не изменилось.  Перед поездкой в Южно-Сахалинск глава семейной родовой общины побывала на Рыбновском побережье, пообщалась с рыбаками-аборигенами. Все в один голос говорят, что лишены возможности поймать рыбу хотя бы для себя.

Ещё, отметила она, в Охинском районе очень много ставных неводов, они полностью перекрыли все подходы рыбы в реки.

– Начиная с 2000 года, наполняемость нерестилищ снижается, если в 2016 году этот показатель составлял 7 процентов, то в нынешнем не более 1–2 процентов, – продолжила свое выступление Няван. – На данный момент в заказнике «Северный», который относится к особо охраняемым природным территориям, насчитано около 40 таких неводов, установленных рыбопромышленниками. Да, по закону, право на это у них есть, но, я считаю, это неправильно. На территории заказника также используется и тыжелая техника.  Подобного рода проблемы до 2000 года мы решали через рыбохозяйственные советы, действующие в муниципальных образованиях. Непосредственно на местах определялось, сколько орудий лова может находиться на том или ином побережье, каков размер квот и так далее. Сейчас этих формирований фактически нет. Ставные невода повсюду, в том числе и на Восточном побережье, где они перекрывают пути миграции серых китов.  Хочу обозначить и еще один момент. Сейчас у нас очень слабая подготовка профессиональных кадров. Чтобы получить, например, права на управление «Бураном», нужно ехать в Южно-Сахалинск. Там же выдают лицензии и на пользование оружием. У меня предложение: проводить курсы профподготовки в Охе, на базе нефтяного техникума СахГУ.

Резкой критике подверг проводимую властью политику по отношению к аборигенам Геннадий Псягин, представитель КМНС Ногликского района. Он солидарен с Александрой Няван: традиционное рыболовство сведено «на нет». Места добычи  в северной части острова оккупированы даже не столько южанами, сколько предприимчивыми москвичами и прочими дельцами с материка.

– Осталось рыбу в Ногликах добить, и мы будем видеть ее лишь в музее, – заметил он. – Если бы вы послушали, что говорят на севере рыбаки, они же нецензурно кроют власть. Местных жителей силовики прессуют, укладывая лицом в песок, а  рыбопромышленникам все сходит с рук, их боятся. Обращаться в прокуратуру нет смысла, ответ один – нет оснований для мер прокурорского реагирования. Конституционные права КМНС постоянно нарушаются,  закон о рыболовстве стыдливо умалчивает о приоритетном доступе коренных малочисленных народов в местах их традиционного проживания к биоресурсам. Считаю, что рыбопромысловые участки в первую очередь должны распределяться родовым общинам и представителям КМНС, далее уже – спортивное, любительское, прибрежное рыболовство. В законе же необходимо прописать и распределение квот, чтобы это не зависело от прихоти местных чиновников.  Прошу донести эти мысли до президента России.

Высказал Псягин недоумение и по поводу того, что объекты национальной культуры сосредоточены в областном центре, а не в районах, где компактно проживают аборигены, что было бы логичнее и привлекательнее для туристов.

– Возможно, это связано с тем, что везти туристов на север острова опасно, еще увидят, как реально живут КМНС, – высказал он предположение.

– А живут они плохо…

В ходе заседания выступило более десяти человек. Как заверил модератор «круглого стола» Андрей Бабушкин, прозвучавшие предложения будут учтены и войдут в список рекомендаций, адресованных Советом при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека различным государственным структурам.

Автор: Лариса Пустовалова
Фото: АСТВ
Комментарии