«Это были самые светлые годы»

«Это были самые светлые годы»

Почетный нефтяник вспоминает работу на промысле.
В этом году исполнилось 90 лет нефтяной промышленности Сахалина. Все последние месяцы «Сахалинский нефтяник», который и сам является «ребенком» отрасли, публиковал материалы об истории освоения нефти, о людях, которые поднимали и развивали нефтегазодобычу.

Но, пожалуй, самые важные и трогательные истории нам рассказывали те, кто отдал жизнь нефтяной промышленности Сахалина. Письмо почетного нефтяника Татьяны Михайловны Алексенко мы публикуем полностью.

«Моя трудовая деятельность началась в далекие 60-е годы, когда я пришла работать в нефтепроводное управление (так оно раньше называлось) после окончания сахалинского нефтяного техникума. Взяли меня машинистом технологических насосов. А место работы моей находилось между Колендо и Охой и называлось Халган. Ровно посередине этого расстояния в глухом лесу стояли простая будочка и на улице насос. Вот так осуществлялась перекачка нефти с нефтепромысла Колендо на нефтебазу «Западная емкость». Позже на нефтеперекачивающей станции Колендо были установлены более мощные насосы, отпала необходимость в промежуточной станции Халган.

Работали там сутки через трое два человека. А зимой порой приходилось работать и до трех суток, так как дороги были заметены и только вездеход добирался до нас. Благо существовала какая-никакая связь и начальство интересовалось, есть ли вода и продукты. Позже моя работа продолжилась на нефтебазе «Западная емкость» оператором товарным.

О масштабах добываемой и перекачиваемой нефти говорил тот факт, что весь нефтепарк заполнялся нефтью. Порой приходилось буквально по несколько сантиметров высчитывать, чтобы заполнить еще резервуар нефтью. Были даже вырыты специальные земляные амбары, в которых также закачивалась нефть и хранилась до навигации летом. Все с нетерпением ждали, когда же придет первый танкер в поселок Москальво, чтобы отгрузить нефть в Японию.

В те годы наша нефтенасосная представляла собой простое деревянное отштукатуренное здание. Там стояли насосы для перекачки нефти до Лагури, а с Лагури она перекачивалась дальше по магистральному нефтепроводу в Комсомольск-на-Амуре.

Два насоса были американского производства (тогда не было никаких санкций) марки «Вертингтон». Это огромные поршневые насосы – стояли как динозавры. Только позже, когда технический прогресс стал проникать и к нам, насосы менялись на компактные, удобные в эксплуатации, центробежные, разной производительности.

Конечно, насосная не отапливалась, мороз стоял как на улице. Не было никакой вентиляции, никаких санитарно-бытовых условий для работников. Только каморка с табуретками и скамейками, прилепленная к насосной, где смена находилась сутками. Вместе с нами находился и мастер. Нефтебаза располагалась в 5 км от города. На работу и с работы нам приходилось ходить пешком через пятый участок, Охинский промысел и лесок. Сейчас это вспоминается с ужасом, как в песне: «Когда-нибудь мы вспомним это, и не поверится самим».

В любую погоду, по бездорожью мы обязаны были вовремя прийти на вахту утром и вечером. Только позже, когда вступились за нас профсоюзы, нас стали возить на каких-то грузовых машинах с будками, и мы этому были несказанно рады. Жизнь налаживалась.

Технический прогресс двигался, стала строиться новая современная насосная. Как и подобает всем требованиям – каменная, с вентиляцией, нормальным освещением, современными насосами, а самое главное – с помещениями, где были раздевалки, душевые, туалеты, механическая мастерская, нефтяная лаборатория и даже красный уголок.  

Но долго еще приходилось операторам подниматься на резервуар высотой 12 метров, чтобы сделать замер нефти и отобрать пробу нефти. По винтовым лестницам с рулетками, ведром, пробоотборником... Позже благодаря службе КИПиА были установлены специальные уровнемеры – счетчики, и можно было просто подойти к резервуару, не поднимаясь на него, и посмотреть показания уровня нефти, а позже так вообще прогресс дошел до того, что система была выведена прямо в операторскую и можно было не выходя на улицу узнать, сколько нефти поступило или откачано из резервуара за час. Работать стало намного легче.

Я с большим уважением и теплотой вспоминаю своих наставников по этой работе. В первую очередь первого мастера этого нефтепарка Семенова Ивана Семеновича. Мастер настолько хорошо знал очень сложную технологическую схему нефтепарка, что, сидя спиной к схеме и не глядя, давал распоряжения, какие задвижки открыть, а какие закрыть, чтобы подготовить ту или иную операцию по перекачке. Это было здорово.

Хоть и безграмотный был старый мастер, но в вопросах перекачки нефти разбирался лучше иных специалистов. Да и жил он неподалеку от нефтепарка и поэтому почти сутками находился на рабочем месте.

Нельзя забыть Жеглову Надежду Александровну, которая не хуже мастера знала обвязку схемы и все переключения делала безошибочно.

И другие работницы: Филиппова Анна Филипповна, Захарова Зоя Ивановна, Зарипова Хакима, Солодовникова Раиса Александровна, Федорова Идея Павловна, Кабак Клара Александровна, Сарафанова Галина Александровна, Ващенко Нина Ивановна. Я отлично помню этих женщин, их имена и отчества. Именно они, возможно, и не очень грамотные, но, имея огромный опыт, обладая просто трудовыми навыками, могли определить и уловить неполадки в перекачке.

Нет уже и нефтепарка «Западная емкость», давно нет в живых и старого мастера, нет нефтенасосной, которую содержали в образцовом порядке, нет многих моих наставниц, но память о них остается в моем сердце до сих пор как о лучших годах моей трудовой деятельности.

Детям и внукам этих людей есть чем гордиться, так как частица их скромного труда вложена в освоение и развитие нефтяной промышленности Сахалина.

Жизнь продолжалась, и меня повысили в должности. Перевели на Охинский участок инженером по качеству принимаемой нефти. Вот тут началась интересная работа, так как пришлось объездить буквально все промыслы, где добывалась и сдавалась товарная нефть. От Колендо до Катангли.

Был очень жесткий контроль за соблюдением государственных стандартов на нефть, это и отбор проб в резервуаре, и производство анализов нефти на содержание воды, механических примесей, хранение контрольных проб и так далее. Мы проводили обучение у операторов на знание ГОСТов, принимали у них экзамены.

А далее была работа в отделе техники безопасности, инженером по охране труда. И это тоже была интересная работа. Я полюбила ее всей душой. Находясь в этой должности, надо было изучить очень много различных правил безопасности при производстве различных видов работ. Так как прежде чем спрашивать с работника какие-либо требования, надо было самим изучить кучу правил, чтобы не выглядеть профаном. Поэтому нельзя здесь не упомянуть начальника отдела Богенчук Майю Константиновну, которая со всей беспощадной принципиальностью требовала и заставляла всех учить правила. И это было справедливо и правильно. Недавно Майя Константиновна отметила свое 80-летие, живет в Краснодарском крае. А старожилы Охи, наверное, помнят ее голос, произносящий призывы с трибуны на различных праздничных демонстрациях.

Конечно, нельзя не вспомнить наших руководителей нефтепровода. Это Тарасов Л. Н., Терещенко Г. Ф., Евстратов В. И., Егурцов А. Н.

Особо хочется отметить Алексея Николаевича Егурцова. Это был, действительно, настоящий руководитель советского времени. Опытный, грамотный, справедливый и бескорыстный человек. Именно с его приходом в наше управление началась настоящая перестройка. Строились цеха, гаражи, жилые дома и все хозяйственным способом, то есть своими силами. Человек, который много делал для улучшения условий труда рабочих и при своей кажущейся суровости был очень внимателен к каждому, кто обращался к нему с какой-либо просьбой. Он ничего не делал для себя и даже ругался по матерному, когда его пытались умаслить, и прогонял из кабинета. Его фамилия была у всех нефтяников Сахалина на слуху. Его все знали и уважали. И мне тем более непонятно и обидно, что именем этого человека не названа какая-нибудь буровая или скважина. Ведь он этого заслужил, таких людей надо помнить.

Я с большим чувством гордости и удовлетворения могу сказать, что годы, отработанные в этом управлении, а их было ни много ни мало 43, были самые добрые, хорошие, светлые годы, по-настоящему отличной трудовой незабываемой деятельности в предприятии, где сильно работал профсоюз, партийная организация. Проводились различные мероприятия от конкурсов «Лучший по профессии» до выступлений художественной самодеятельности, спортивных состязаний. На высшем уровне проводились различные праздничные мероприятия, юбилеи работников. А в печальные события не оставляли без внимания работника и помогали всем коллективом.

Как жаль, что все это в прошлом. Но не хотелось бы на этой грустной ноте заканчивать свой рассказ, ведь жизнь продолжается. Пришли новые кадры – молодые, амбициозные, произошла реорганизация производства, но по-прежнему осталась главная задача – добыть и перекачать нефть. Поэтому надо работать.

Я пожелаю в преддверии этого грандиозного праздника – 90-летия со дня освоения и начала добычи на Сахалине – всем нефтяникам упорного труда без травм и аварий, благосостояния, оптимизма, уверенности в будущем, гордо нести звание «Я – нефтяник».

Алексенко Татьяна Михайловна – почетный нефтяник, «Ветеран труда».

Комментарии