Дело пахнет… валокордином

Дело пахнет… валокордином

В Южно-Сахалинском городском суде продолжается процесс по громкому «делу Хорошавина».

Напомним, что экс-губернатору и группе его бывших подчиненных, а именно советнику Андрею Икрамову, заместителю председателя правительства Сергею Карепкину и министру сельского хозяйства Николаю Борисову вменяется в вину вымогательство «откатов» у сахалинских предпринимателей и легализация незаконно полученных доходов. После задержания Хорошавина в марте 2015 года те, кто дружно и добровольно нес дань бывшему главе региона, рассчитывая на выгодные контракты и благосклонность, столь же дружными рядами двинулись в ФСБ с заявлениями о вымогательстве…


Судебное разбирательство длится почти полгода. В последние месяцы – с перманентными перерывами, связанными с болезненным состоянием то подсудимых, то их адвокатов. Бригады «скорой помощи» областного центра уже проторили дорожку к зданию суда, к помощи медиков приходится прибегать из-за плохого самочувствия  Хорошавина и  Икрамова. Зачастую судебные заседания переносятся, как и допросы свидетелей стороной защиты. Обвинение эту процедуру уже завершило.


29 августа, после многодневной паузы,  процесс традиционно начался с жалоб экс-губернатора на высокое давление, сердцебиение, головные боли.  Его адвокат, Ольга Артюхова, ходатайствует об отложении заседания. Объявлен перерыв для осмотра подсудимого. Минут через десять  медработник докладывает: давление 140 на 90,  повышенное, но – не высокое. Участвовать в процессе Хорошавин может.


На трибуне Любовь Кублова, работник министерства транспорта. Исследуется эпизод, связанный со строительством автодороги Южно-Сахалинск-Оха. По версии следствия, подрядчик и субподрядчик с общей суммы выполненных работ были вынуждены, опасаясь препятствий со стороны экс-губернатора, передавать ему через посредников  5 процентов. В качестве свидетелей прокурором уже были допрошены руководители ЗАО «Труд» Сергей Томшин, «Альянс Строй» – Дмитрий Арефьев и некоторые их сотрудники, а также охинский предприниматель и давний знакомый экс-губернатора  Алексей Павленко, который «поставлял» деньги от Арефьева  в Уюн, резиденцию Хорошавина.


Кублова рассказывает о том, что компания «Эксон», оператор проекта «Сахалин-1», перечисляла средства на реконструкцию северной части дороги в областной бюджет, а правительство обеспечивало реализацию работ. Деньги целевые, освоены в полном объеме. В 2012 году было выделено 455,5 млн рублей, в 2013 – 900,8 млн рублей и в 2014 – 1 млрд 57,3 млн рублей.  Их использование проверялось контрольно-счетной палатой области, нарушений нет.  Артюхова уточняет: мог ли экс-губернатор своим решением изменить назначение данных средств? Ответ отрицательный. Можно ли было приостановить, опять же волею Хорошавина, их  поступление? Нет, говорит Кублова, это было бы незаконным. Свидетеля отпускают.


Показания дает Денис Браташ, заместитель главы Корсаковской администрации. Ранее работал в управлении капитального строительства (УКС) области.  Речь о ледовом дворце «Кристалл», со строительства которого, считает следствие, также шли «откаты».


Деньги на возведение объекта, поясняет свидетель, переводило министерство транспорта. Ход строительства контролировал и лично Браташ. Претензий не возникало.  Артюхова интересуется, были ли факты необоснованной задержки в подписании документов формы КС-2 и КС-3, ведь с этим (и возможной невыплатой денег за произведенные работы) связывал необходимость дачи взяток руководитель компании «Сфера»  Андрей Залпин.  Браташ это отрицает. Со стороны Хорошавина никогда не было указаний не подписывать  документов между «Сферой» и УКСом.


К допросу подключается адвокат Николай Набока: контролировал ли УКС строительство гимназии № 3 в Южно-Сахалинске? Объект возводила компания «Сахалин Инжиниринг», ее руководитель Роман Альперович  «за покровительство власти» тоже платил мзду (около 165 млн рублей).  УКС отношения к этой стройке не имел, отвечает свидетель. Подсудимый Икрамов просит подтвердить, что он не обращался к Браташу с какими-либо поручениями или предложениями от имени Хорошавина Свидетель подтверждает: такого не было.


Допрашивается очередной свидетель Сергей Лущай, пенсионер. Он тоже в свое время добровольно явился в соответствующие органы, чтобы открыть им глаза на «дело Хорошавина».  Фамилию следователя, к которому нужно идти, ему назвал председатель совета директоров «Сферы» Залпин, можно сказать, соратник – до февраля 2015 года Лущай исполнял обязанности гендиректора этой фирмы.


Свидетель по просьбе Артюховой рассказывает о меценатстве «Сферы». Залпин неоднократно говорил, что нужны средства «на нужды области», раз-два в месяц относил их в фонд «21 век».


Артюхова вновь возвращается к эпизоду с «Кристаллом»: кто подписывал документы КС-2 и КС-3 со стороны «Сферы»?  Пенсионер не помнит… Но утверждает, что лично у него никаких контактов с Хорошавиным не было (за исключением вручения строительной награды губернатором),  о финансировании выборов ему не известно. Знает только, что «Сфера» помогала со строительством церкви на улице Пограничной в областном центре.


Вопросы к Лущаю были и у прокурора. В 2015 году у свидетеля состоялась встреча с бывшим руководителем аппарата губернатора, ныне ключевым свидетелем по данному уголовному делу Вячеславом Горбачевым, о чем шла речь?


– Горбачев показал листочек с перечнем строительных объектов и суммами оплаты за них, – пояснил свидетель. – Просил побыстрее принести деньги,  около 50 млн рублей.  Говорил, что устал уже за нами бегать, что губернатор все сам подсчитывает , все у него на контроле и он недоволен. Я ему отказал. Тогда Горбачев сказал, что к нам придет Икрамов, даст реквизиты для перечисления денег.


Затем Лущай уехал в отпуск. Ему сообщили, что в «Сферу» пришел какой-то человек, принес реквизиты. Лущай распорядился порвать бумагу…Залпин находился за пределами области, но действия эти одобрил.


Прокурор нашел существенные противоречия в показаниях свидетеля и попросил огласить данные им ранее, на предварительном следствии. Несмотря на протес стороны защиты, ходатайство удовлетворено. Честно говоря, особых расхождений автор этих строк не заметила. Кроме того, что Икрамов вроде бы лоббировал интересы «Росстроя».


Краткий допрос пенсионера, индивидуального предпринимателя, бывшего управляющего совета директоров «Сфера» и директора по производству Игоря Бритова и вовсе не принес ничего нового. О пожертвованиях в фонд «21 век» почти ничего не знает, но суммы уходили туда большие.


30 августа. Как всегда, контрольный замер давления у подсудимых перед началом заседания. Перед отправкой в суд из СИЗО на фоне принимаемых препаратов  верхнее давление  у Хорошавина – 150, медработники пытаются сбить его лекарствами.   Зал заполнен  запахом валокордина. Врач сообщает, что у экс-губернатора показания 150 на 95, у Икрамова – 150 на 100.


На вопрос своего адвоката о состоянии здоровья Хорошавин отвечает, что не может участвовать в заседании, ему вторит Икрамов. Суд не внемлет.


На трибуне Александр Мальчевский,  исполнявший обязанности руководителя ЗАО «Труд».  Все тот же эпизод со строительством автодороги   Южно-Сахалинск – Оха.  Фирма, говорит свидетель, имела добротную базу, свой бетонный завод, хорошие мощности. Но все равно сил не всегда хватало, привлекали субподрядчиков  («Альянс Строй», «Норд Юнион»).   Если и возникали вопросы по качеству их работы, то они решались оперативно. У «Эксона» претензий к «Труду» не было.  


По просьбе Артюховой из дела извлекается тройственное соглашение между «Эксоном», автодором и ЗАО «Труд».  Имела ли право компания «Эксон» влиять на выбор субподрядчика – интересуется адвокат.

– Имела право контролировать исполнение по срокам, – отвечает свидетель. – Но качество работ подтверждал  автодор. 

Мальчевский свободен. Небольшой перерыв, в ходе которого  – традиционное медобследование подсудимых.  Недолгий допрос бывшего исполняющего обязанности заместителя руководителя «Управления автомобильных дорог Сахалинской области» Игоря Калашникова.  Ни «Труд», ни субподрядчики, говорит он, в деле не подводили.   Авансирования не практиковалось, если строительная контора подтверждала выполнение работ, то и деньги получала.


31 августа. Предполагается исследование эпизода, связанного со строительством 4-го энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ-1  и именем уже умершего Николая Крана (передача взятки через заграничные офшоры). Но прежде – медосмотр подсудимых. Давление у Хорошавина 145 на 95, у Икрамова – 150 на 100.  Оба настаивают на вызове «скорой помощи». Присутствующий в зале суда представитель медсанчасти СИЗО уверен, что процесс можно продолжать с контролем давления через каждые 20 минут. Пока судья-защита-подсудимые-прокурор ведут «переговоры», как раз проходят эти 20 минут. Журналистов удаляют из зала на время обследования подсудимых. По возвращению нас встречает характерный запах корвалола. У экс-губернатора и Икрамова давление 150 на 100, жалобы на учащенное сердцебиение, боли в загрудинной области. Медики и суд  считают, что заседание можно продолжать. Адвокаты бьются за своих подзащитных.

 

Ольга Артюхова: «Вы что, хотите дождаться инсульта? Такой ценой осуществлять правосудие нельзя!».


Юрий Сюзюмов: « Суд сознательно затягивает рассмотрение дела, чтобы в глазах общественности это выглядело как вина подсудимых. Уже давно можно было провести их медицинское обследование, лечение и работать в нормальном режиме».


Без разрешения судьи сторона защиты, как позже оказалось, вызвала «скорую».  Такая «самодеятельность» не приветствуется. Заседание продолжается.


Начинается допрос бывшего первого заместителя председателя правительства Сергея Шередекина.  Речь – о процедуре строительства 4-го энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ-1.  Свидетель начинает излагать предысторию. Дело шло болезненно и сложно, пришлось доказывать необходимость строительства на федеральном уровне, затем создавать отдельное АО «Энергострой», свою долю акций получили региональное правительство и федеральные власти.  Центр вложил около 3 млрд рублей, около 1 млрд рублей – РАО «ЕЭС России»,  остальное – область…


А тут и «скорая» подоспела. Перерыв.


Сообщение врачей после осмотра. У Икрамова давление 160 на 90, снижалось неохотно, только после введения магния сульфата. Предложена госпитализация, он согласен.  У Хорошавина – 150 на 100, жалобы на боли в грудной клетке, кардиограмма без признаков криза. Предложена госпитализация. Экс-губернатор просит либо отложить заседание, либо госпитализировать его. Икрамов настаивает на помещении в больницу. Объявлен перерыв до 14:30. После которого в зале из подсудимых – один Борисов. Хорошавина увезли на скорой в сосудистый центр, вопрос по Икрамову медики еще решают. Карепкина нет, поскольку  задержался конвой…Заседание перенесено на 4 сентября.


4 сентября. Экс-губернатора нет, он проходит лечение в сосудистом центре. Икрамов побывал в горбольнице, но в госпитализации, пришли к выводу медики, необходимости нет. Судья сообщает, что направлен запрос в клиническую больницу о состоянии здоровья Хорошавина, ответ пока не получен. Артюхова тоже не в курсе, в выходные ее не пустили в палату к подзащитному. После перерыва в 16 часов суд оглашает:  Хорошавин госпитализирован в одно из отделений сосудистого центра, где получает необходимую терапию. Заседание отложено до 12 сентября.


12 сентября. На больничном Артюхова, адвокат Хорошавина. Судья Елена Поликина спрашивает экс-губернатора, заключены ли у него соглашения с другими защитниками.  Тот отвечает, что у него один адвокат и с другими работать он не намерен. Адвокат по назначению  тоже не нужен.  Суд решает перенести заседание на 18 сентября – если Артюхова не явится, а Хорошавин в течение пяти суток не найдет другого адвоката, ему предоставят защитника по назначению суда.


Состоявшееся 18 сентября судебное заседание продуктивным назвать тоже сложно. Артюховой нет, у нее еще не закрыт больничный. Из-за болезни  отсутствует и  Ольга Дружинина,  адвокат Борисова.  У Хорошавина появился новый защитник – Дмитрий Слатов. Которому, естественно, требуется время для ознакомления с материалами уголовного дела.  Слатов просит не менее месяца. Хорошавин поддерживает  ходатайство, процесс идет уже полгода, протокол заседаний объемный, да и в деле почти 160 томов. Прокурор же считает, что на «все про все» хватит и недели.


Заседание перенесено на 19 сентября. Судья полагает, что, возможно, будут новости от Артюховой, тогда не понадобится времени новому адвокату Хорошавина для ознакомления с материалами дела…


Допросить же еще планируется многих свидетелей. Высоких бывших (и нынешних) чиновников. Родственников Икрамова  – посредством видео-конференц-связи. Интересно послушать и свидетеля Юрия Цоя. Предположительно, это связано с «платой» за  место в Южно-Сахалинской городской Думе, депутатом которой он являлся до недавнего времени. 10 сентября Цой одержал победу на выборах в областную Думу. Растут люди!


Практически на всех судебных заседаниях присутствует жена Карепкина Татьяна, морально поддерживая мужа. Таким «тылом» не может похвастать ни один из подсудимых…


Автор: Лариса Пустовалова
Комментарии