Размер шрифта: A A A
Политика

Экс-губернатор считает неполной «приятную компанию»

Экс-губернатор считает неполной «приятную компанию»

В Южно-Сахалинском суде началось рассмотрение по существу уголовного дела в отношении Александра Хорошавина и группы его подчиненных, обвиняемых в получении взяток и легализации незаконно полученных доходов.

В Южно-Сахалинском суде началось рассмотрение по существу уголовного дела в отношении Александра Хорошавина и группы его подчиненных, обвиняемых в получении взяток и легализации незаконно полученных доходов.

Под конвоем в зал заседаний доставлены экс-губернатор, заместитель председателя правительства Сергей Карепкин, а также Андрей Икрамов – советник Хорошавина (оба в статусе «бывших»). Их места на скамье подсудимых, за решетчатой перегородкой. Бывший министр сельского хозяйства Николай Борисов, который пошел на сотрудничество со следствием, находящийся под домашним арестом, в несколько другом положении – за столом, рядом с адвокатами. Их, адвокатов, пять.

Заседание открытое, присутствуют журналисты самых разных изданий и телеканалов. В зале замечены родственники подсудимых, супруга Карепкина на расстоянии «говорит» с мужем глазами и жестами. Есть и просто любопытствующие граждане, но их интерес быстро иссякает – судебная тяжба дело долгое и, простите, нудное, это не театральное действо.

Судьей городского суда Еленой Поликиной устанавливаются личности подсудимых. Хорошавин, еще два года назад один из самых влиятельных людей на островах, послушно называет место и дату рождения. Проживал на резервном пункте администрации области (Уюн), прописан в Южно-Сахалинске. Разведен. Не судим (с собственной оговоркой «пока»). И так – по каждому фигуранту дела.

f01058e3-e557-446e-850b-c4328fcb559a_o.jpg

Адвокаты идут по накатанной дорожке: отвод судье. На взгляд защиты, в ходе предварительных слушаний суд показал свою личную прямую или косвенную заинтересованность в исходе этого дела, есть сомнения в объективности и непредвзятости судьи, а также масса претензий к прокуратуре, следствию. Все обвинения, полагает защита, построены на результатах не санкционированных судом прослушиваний, а это недопустимые доказательства. Однако в ходе предварительных слушаний не удовлетворено ни одно ходатайство адвокатов (в том числе – о возвращении уголовного дела прокуратуре), судья не обеспечивает равенства сторон, что может привести к неправосудности решения – и так далее.  Защита просит передать дело для рассмотрения другому судье. Отвод не принят.

Следующий маневр защиты – о возвращении уголовного дела прокуратуре: сторона обвинения не ознакомлена в должной степени с многотомным делом, не определен статус еще одного участника – Вячеслава Горбачева, бывшего руководителя секретариата губернатора и фигуранта ряда «взяточных» эпизодов.  Хорошавин, Икрамов, Карепкин ходатайство поддерживют, Борисов и его адвокат оставляют «на усмотрение суда». Прокуратура возражает. Ходатайство отклонено. Суд полагает, что статус Горбачева не мешает рассмотрению дела.

Процесс переходит в следующую стадию – судебное следствие. Прокурор в течение нескольких (!) часов монотонно рассказывает об организации преступной группы во главе с Хорошавиным, разработанной ими схеме «сборов» с предпринимателей многомиллионных взяток. В группе была установлена подчиненность, все решения о размерах взяток единолично принимал экс-губернатор, Карепкину отводилась роль исполнителя, он должен был склонять бизнесменов к «взносам» за покровительство со стороны губернатора. Как, впрочем, и Икрамов. Переговоры с предпринимателями вел и Горбачев, он же был «хранителем» собираемых денежных средств.

e8df0a8f-6fb4-483e-a6c6-fd838db73d9b_o.jpg

Преступной сетью, по данным прокуратуры, были опутаны разные отрасли Сахалина.  Например, Карепкин и Хорошавин разглядели потенциального взяткодателя в Анатолии Осадчем, и он ежегодно платил по 6 млн рублей за выдачу разрешения на ведение рыбного промысла. В противном случае звучала угроза остановить работу предприятий.

Еще один эпизод связан со строительством энергоблока на Южно-Сахалинской ТЭЦ.  Почти 10 млн рублей от «Энергостроя» ушли на оффшорные счета (Кипр, Гонконг).

Третий эпизод. Было решено получить 6 процентов «отката» от компании «Сфера», строившей крытый ледовый дворец в Южно-Сахалинске. Переговоры по поручению губернатора вел (и вполне успешно) Горбачев. Он же, используя служебное положение, частями получал деньги у руководителя фирмы Андрея Залпина, общая сумма – около 66 млн рублей.

Оставила свой след группа и на автотрассе Южно-Сахалинск – Оха.  Через посредника (по данным следствия, Павленко) экс-губернатор получил десятки миллионов рублей от «АльянсСтрой» и «Труд-Сахалин» – все те же 5-6 процентов от стоимости работ по реконструкции дороги.

«Оброком» был обложен руководитель «Авроры» Константин Сухоребрик, сначала в размере 15 тыс. долларов США в месяц, затем ставка повысилась вдвое.  Всего Хорошавин получил 270 тыс. долларов США, по курсу того времени – около 30 млн рублей. В ответку шли субсидии на обновление технического парка фирмы.

c3e7718a-eaa2-4c31-9082-8185b3861e2d_o.jpg

Попал в сети и Роман Альперович («Сахалин-Инжиниринг»), которому выпало счастье строить гимназию в областном центре. Нужно было частями перечислять на банковские счета 125 млн рублей. Странная там еще была история с приобретением жилья для медиков по цене, много ниже рыночной. Вроде и не шибко выгодная для Альперовича, но страх лишиться покровительства оказался сильнее…

«Навар» также получен при строительстве свиноводческого комплекса в Анивском районе, проценты брались с субсидий.

Денежные средства легализировались, зачислялись на счета Хорошавина и его жены, обменивались на иностранную валюту. Утомительно было слушать, как прокурор перечислял даты пополнения счетов, миллионы Хорошавиных…Таким образом, по утверждению прокуратуры, «отмыто» около 77 млн рублей.

 Обвинения мне не понятны, – напористо выступил в суде экс-губернатор. – По целому ряду эпизодов я даже не знаю упоминаемых там людей. По восьми из десяти эпизодов меня не допрашивало следствие, я был лишен права дать показания и защищаться. Мне не понятно, где вещественные доказательства, где деньги, ручка с бриллиантами?  И был ли мальчик? И где самый активный участник как бы преступной группы Горбачев? Почему его нет в этой нашей приятной компании, на скамье подсудимых?  Ведь на его показаниях и построены обвинения.

– Не понимаю предъявленных обвинений, – вторил экс-губернатору Карепкин. – Вопросов много. Горбачев фигурирует в каждом эпизоде, словно это он – руководитель группы, а в зале суда его нет. Прокурор утверждает, что взяткодатели надеялись на покровительство, но я не обладал такими полномочиями, в чем я мог покровительствовать?  Еще вопрос. Если ОПГ действовала с 2009 года, что мешало правоохранительным органам пресечь это раньше? И где вещественные доказательства, кроме фото, я ничего в деле не вижу. Два года я задаю эти вопросы. Нет ответов. А то, что я сейчас услышал из уст обвинителя, даже на художественный роман не тянет.

Икрамов был немногословен. Попросил повторить обвинения – не понимает, о чем речь…

Борисов обвинения признал частично, полагает, нужна переквалификация статьи, он был всего лишь посредником.

Далее суд приступит к исследованию письменных доказательств, допросу свидетелей. Тяжба, повторюсь, долгая. Заседания распланированы до июня.

Лариса Пустовалова

Фото: АСТВ.РУ

Возврат к списку



Самое читаемое
После пятилетнего перерыва в Охе снова заблистали «Супермамы»

Конкурс-концерт с большим успехом прошел в школе № 5.

1152
Как создаются ледяные фигуры в Охе

Мастер-ледорез Михаил Шоперт рассказал о своей работе.

932
Проверка прошла в школе № 7 Охи после того, как родители пожаловались на питание

Вопросы организации питания взяты на строгий контроль.

904
Фоторепортаж
День учителя – 2022

День учителя – 2022

Видео
Охинские лыжники на Алтае подготовились к всероссийским стартам

Охинские лыжники на Алтае подготовились к всероссийским стартам