Подсудимые – о слезах жен и детей

Подсудимые – о слезах жен и детей

В Южно-Сахалинском городском суде продолжается процесс по громкому «делу Хорошавина». Напомним, что экс-губернатор,  бывшие его подчиненные – советник главы региона Андрей Икрамов, заместитель председателя правительства Сергей Карепкин и министр сельского хозяйства Николай Борисов – обвиняются в вымогательстве у предпринимателей взяток и легализации незаконно полученных доходов.
Накал страстей возрастает от заседания к заседанию. Напористо (но, как правило, безрезультатно) бьются за своих подзащитных адвокаты.  Процессы прерываются или переносятся из-за нездоровья Хорошавина и Икрамова. В зале постоянно присутствуют медработники санчасти следственного изолятора, регулярно измеряя давление подсудимым. По их мнению, оба, и экс-губернатор, и его советник, могут участвовать в судебном разбирательстве, а повышенное давление вполне объяснимо – стрессовая ситуация, сужение на этом фоне сосудов. Тем не менее время от времени оформляются вызовы бригад скорой помощи, несколько раз Хорошавин и Икрамов были госпитализированы в городскую больницу. А на следующий день все повторялось…

Срок содержания подсудимых под стражей был продлен до ноября, хотя адвокаты выложились по полной,  добиваясь смягчения меры пресечения (домашний арест, залог в размере 5 млн рублей). Судья горсуда Елена Поликина, однако, согласилась с позицией прокуратуры, а 24 августа это постановление оставил без изменения и областной суд. При рассмотрении апелляционной жалобы обвиняемых судья облсуда Евгений Брик не внял вполне обоснованным, на мой сторонний взгляд, доводам стороны защиты. Адвокаты  пытались доказать, что сегодня, когда практически завершен допрос свидетелей, исследованы многие материалы дела, нет смысла говорить о том, что Хорошавин и его «сотоварищи», будучи под домашним арестом, могут оказать  какое-либо давление на участников процесса, постараются уничтожить вещественные доказательства или совершить побег. Попыток скрыться от следствия за ними не числится, как и нарушений режима СИЗО. Кроме того, пребывание за решеткой негативно повлияло на состояние здоровья. Такого рода арест адвокаты склонны расценивать как давление на подсудимых и явное проявление бесчеловечности.  Но, видимо, у суда свои мотивы…

На оглашение решения о продлении срока ареста Александр Хорошавин отреагировал очень эмоционально. Мол, с нами господь, пережили многое, и это переживем. За 2,5 года за решеткой, отметил экс-губернатор, у него не было ни одного свидания, ни одного звонка родных и близких.

– Я не жалуюсь, – сказал бывший глава региона. – Еще в первом письме из Лефортово я писал родным о том, чтобы они свиданий не просили, на судебные заседания не ходили, их слез никто не должен видеть. 

Завершил свою  речь Хорошавин пожеланием «…чтоб вам снились слезы наших жен, наших детей».



У подсудимых и их защиты остается право обжаловать данное решение в президиум областного суда. Кроме того, напомню, жалобы Хорошавина и Икрамова приняты к рассмотрению Европейским судом по правам человека.

Кстати, у автора этих строк состоялся разговор  с председателем совета по правам человека при президенте России (СПЧ) Михаилом Федотовым.  Будучи с рабочим визитом на Сахалине, он вместе  с правозащитниками посетил Южно-Сахалинское СИЗО, встретившись там (в числе прочих заключенных) и с Хорошавиным. По словам главы СПЧ, экс-губернатор держится достойно, жалоб на содержание в изоляторе у него нет. По словам Федотова, продление срока содержания под стражей применяется в исключительных случаях, коих в отношении Хорошавина и группы его подчиненных не наблюдается. Совет по правам человека при президенте России будет решать этот вопрос в рамках своих полномочий.

Но вернемся к самому судебному процессу. 

22 августа заседание началось с медицинского освидетельствования подсудимых. По утверждению врача медсанчасти СИЗО, все – в пределах возрастных норм. К тому же, Хорошавина уже трижды осматривал кардиолог, готовятся документы на его комплексное обследование в сосудистом центре. В данный момент участвовать в процессе может.

Заседание продолжено. Допрашивается экс-министр сельского хозяйства Николай Борисов, находящийся под домашним арестом. Он частично признал свою вину, попросив переквалифицировать вменяемую ему статью на посредничество во взяточничестве, поскольку инициатором сбора средств  не был, все деньги передавал Карепкину. 

На Сахалин Борисов приехал из Приморья в 2012 году по приглашению Карепкина. В тот момент обеспеченность области  собственной сельхозпродукцией была низкой. Борисов «призвал на подмогу» руководителя крупной приморской фирмы «Мерси Агро» Олега Зубахина, которому показался привлекательным проект строительства свинофермы в Анивском районе.  Но без госсубсидий дело бы не пошло. Экс-министр устроил встречу Зубахина с Карпенко, а затем с Хорошавиным, в итоге бизнесмену была обещана финансовая поддержка. 



В марте-апреле, по словам Борисова, из уст Карепкина прозвучало «скоро выборы», а потому надо договориться с бизнесом о помощи. Выполняя распоряжение своего непосредственного руководителя, экс-министр переговорил с Зубахиным. Тот, понимая, что в противном случае не получит господдержки, согласился передать 2 процента от стоимости (202 млн рублей) стройки – порядка 4 млн рублей. Во второй половине 2014 года эта сумма частями была им передана через Борисова – Карепкину в его кабинете.

Корыстных интересов, заверил Борисов, у него не было. Скорее, наоборот, многое потерял. Жену. Работу. Продал дачу. И ничего не нажил, кроме кредита.

– Искренне раскаиваюсь в содеянном, – подвел черту экс-министр.

23 августа заседание началось со ставшего уже привычным вопроса о состоянии подсудимых. Хорошавин заявляет, что принимать участие в процессе не может. Его обследуют прямо в зале суда. Пульс 76, давление 140 на 90.  Все в допустимой норме.

Устанавливается видео-конференц-связь с Москвой. Ждем-с свидетеля – хорошо знакомого охинцам Алексея Павленко, застрявшего в столичной пробке. Эпизод связан с «откатами» ( по версии следствия) при реконструкции автодороги Южно-Сахалинск–Оха. 

Павленко, проживающий ныне в Домодедово, появляется на связи.  Говорит, что с Хорошавиным знаком с 2003 года.  Автодорогой занималось ЗАО «Труд Сахалин». В апреле 2011 года к нему обратился гендиректор охинской фирмы «Альянс Строй»  Дмитрий Арефьев с просьбой посодействовать в получении субподряда. Арефьев знал, что Павленко общается с Хорошавиным. 

Приехав в Южно-Сахалинск, Павленко созвонился с экс-губернатором, тот пообещал «решить вопрос», но Арефьев должен отдать 5 процентов от общей суммы субподряда «за покровительство». 



За период 2011–2014 годов в Охе состоялись четыре встречи Павленко и Арефьева. В салоне «Лексуса» последний передавал посреднику черные пакеты (в каждом – по 4 млн рублей). В свою очередь, Павленко завозил их «покровителю» в Уюн, в коридор дома, где проживал экс-губернатор.

Прокурор счел, что существуют расхождения в показаниях свидетеля.  И ходатайствовал об оглашении протокола допроса на предварительном следствии. Против выступили адвокаты и подсудимые. 

Категорично высказался Хорошавин, заявив, что, занимаясь бизнесом в Охе, знает свидетеля с 90-х годов, когда  тот  «бегал еще мальчишкой».  Экс-губернатора ни разу не допрашивали по данному эпизоду, не было и очной ставки. Показания Павленко на предварительном следствии, по мнению Хорошавина, кем-то срежиссированы, и риторика не его, и интеллектуальный уровень – тоже. Сейчас у всех участников процесса есть возможность, как говорится, лицом к лицу задать все вопросы, а не подгонять все под продуманный сценарий.

Суд удовлетворил ходатайство прокурора. Оглашены показания допроса Павленко 14 марта 2016 года в Москве. Каких-то значимых расхождений, на мой взгляд, не наблюдалось. Но прокуратуре, однако, виднее…

Ольга Артюхова, адвокат Хорошавина, поинтересовалась, обращался ли  свидетель   в правоохранительные органы по поводу противозаконных действий экс-губернатора. Да,  говорит Павленко, в 2015 году писал заявление в ФСБ, поскольку ему позвонил Арефьев и сообщил, что идет в ФСБ. Решил присоединиться.

Артюхова ходатайствует об оглашении материалов, в которых содержатся сведения о том, что Павленко якобы привлекался к уголовной ответственности и даже был осужден. Возможно,  сокрытие этой информации  связано с тем, что свидетель оговаривает Хорошавина. В удовлетворении ходатайства отказано.

К свидетелю обращается Икрамов. Напоминает, как при встрече в доме у Павленко тот   якобы говорил, что занимается строительным бизнесом, но там сейчас у него проблемы, хотя в 2014 году сумел на реконструкции автодороги заработать 20 млн рублей. 

Павленко все отрицает. Занимался рыбой и только рыбой. 

На этом допрос окончен. Павленко может возвращаться в Домодедово. 

Но еще остаются «не охваченные» вниманием свидетели. Если все участники процесса будут живы-здоровы, мы услышим и их показания.

Автор: Лариса Пустовалова
Фото: sakhalin.info
Комментарии